Мушкетерское движение

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мушкетерское движение » Париж » По следам четырёх мушкетёров


По следам четырёх мушкетёров

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

Мушкетёры и всё, что с ними связано.
А также путешествие по "мушкетерским"местам современного Парижа

0

2

Памятник д'Артаньяну в Париже

увеличить

0

3

Перечитывая "Трех мушкетеров" (часть первая)
Николай Горский

Началось все с того, что несколько лет назад, ожидая оформления авиабилета Петербург-Париж, я увидел в рекламной газете «Странник» статью Льва Барона «По следам четырех мушкетеров». Прочел и, конечно же, захотел своими глазами увидеть Париж мушкетеров. По прибытии обошел все места, которые запомнил из статьи; впоследствии иногда даже показывал друзьям «разведанные» уголки, но постепенно о них забывал… А недавно случилось мне вновь перечитать сам роман А.Дюма. И тут же перед глазами встали картины уже не литературного, а реального Парижа, каким я увидел его в поисках мушкетерских мест. Тогда и родилась идея - проиллюстрировать любимый роман современными фотографиями.
Предлагаю вашему вниманию то, что у меня получилось. Текст построен по принципу: цитата из романа (с сохранением оглавления и порядка эпизодов) – фотография(ии) (нажимайте, чтобы посмотреть в полный размер) и комментарии. Итак, небольшое путешествие по современному Парижу, следуя за героями Дюма.

0

4

Александр Дюма. Три мушкетера
ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА,

где устанавливается, что в героях повести, которую мы будем иметь честь рассказать нашим читателям, нет ничего мифологического, хотя имена их и оканчиваются на "ос" и "ис"

Несомненно, начать следует с самого автора – Александра Дюма-отца
Памятник Автору
Вот он сидит – сибарит, трудоголик, жизнелюб. Тем, кому интересны его личность и творчество, рекомендую посетить сайт Дюмания – найдете много для себя интересного. А пока два слова о памятнике. Это последняя работа известного художника-графика, мастера иллюстрации Гюстава Доре. А. Моруа («Три Дюма») пишет: «Гюстава Доре вдохновил сон Дюма-отца, когда-то рассказанный им сыну: "Мне приснилось, что я стою на вершине скалистой горы, и каждый ее камень напоминает какую-либо из моих книг". На вершине огромной гранитной глыбы – точно такой, какую он видел во сне, сидит, улыбаясь, бронзовый Дюма. У его ног расположилась группа: студент, рабочий, молодая девушка, навеки застывшие с книгами в руках».

Поставили памятник на площади Мальзерб, где находилась последняя квартира писателя, и теперь вы можете увидеть его прямо от выхода из одноименной станции метро (метро Malesherbes - название по-французски для тех, кто захочет найти станцию на плане парижского метро)
http://www.infrance.ru/paris/art-paris/ … review.jpg
.

Памятник Александру Дюма-отцу у метро МальзербПлощадь эту одно время даже хотели переименовать в Площадь Трех Дюма, поскольку в центре нее стоял памятник наполеоновскому генералу Александру Дюма (деду и отцу двух других Александров), а по краям размещались памятники Александру Дюма-отцу (автору «Трех мушкетеров») и Александру Дюма-сыну, драматургу и писателю, автору «Дамы с камелиями». Однако памятник Дюма-генералу убрали, а площадь переименовали совсем по-иному – вместо имени академика Кретьена Мальзерба (защищавшего короля Людовика ХVI на процессе времен Великой французской революции и отправившегося за это на гильотину вслед за своим подзащитным по обвинению в «шпионаже в пользу Англии») она теперь носит имя безвестного генерала Карту.
http://www.infrance.ru/paris/art-paris/ … review.jpg

Но вернемся к тексту предисловия

0

5

"Примерно год тому назад, занимаясь в Королевской библиотеке разысканьями для моей истории Людовика XIV, я случайно напал на "Воспоминания г-на д'Артаньяна", напечатанные - как большинство сочинений того времени, когда авторы, стремившиеся говорить правду, не хотели отправиться затем на более или менее длительный срок в Бастилию, - в Амстердаме, у Пьера Ружа. Заглавие соблазнило меня; я унес эти мемуары домой, разумеется, с позволения хранителя библиотеки, и жадно на них набросился."

Итак, в первом же абзаце мы встречаем имя главного героя романа.

Знакомьтесь: шевалье д'АртаньянШевалье д'Артаньян собственной персоной восседает с обратной стороны пьедестала памятника А.Дюма. Именно его видишь первого, когда подходишь к памятнику со стороны станции «Мальзерб».
Конечно, Доре изобразил здесь д'Артаньяна – героя романа «Три мушкетера», а не того д'Артаньяна, чьи мемуары писатель обнаружил в библиотеке. «Дюма заимствовал фабулу мемуаров, кое-что изменил, кое-что дополнил, не знал еще, что мемуары подложные. Их написал отставной офицер Гатьен Куртильс де Сандра, живший значительно позже событий, описанных в мемуарах и в романе “Три мушкетера”. Де Сандра положил в основу своих вымышленных мемуаров ряд подлинных фактов и в том числе события из жизни Шарля де Батц Кастельморо д'Артаньяна, которую он знал достаточно подробно. Биография этого человека была настолько богата приключениями, что если бы д'Артаньян владел пером столь же искусно, сколь оружием, то перед его воспоминаниями побледнел бы любой вымысел романиста» - это цитата из статьи о жизни реального д'Артаньяна (Б.Бродский и Л.Лабезникова, " Наука и жизнь", №10, 1964). И этого второго, а точнее - первого, д'Артаньяна Париж тоже помнит и чтит.Мемориальная доска в память о ''настоящем'' д'Артаньяне
http://www.infrance.ru/paris/art-paris/ … review.jpg

Мемориальная доска на угловом доме улицы Бак и набережной Вольтера (метро Rue du Bac) оповещает о том, что здесь жил Шарль де Батц- Кастельмор д'Артаньян, капитан-лейтенант мушкетеров Людовика XIV, убитый под Маастрихтом в 1673 году и увековеченный Александром Дюма. Что ж, правильное место жительства выбрал капитан-лейтенант - прямо у Королевского моста через Сену, напротив Лувра, главного места своей службы.
http://www.infrance.ru/paris/art-paris/ … review.jpg

0

6

http://www.infrance.ru/paris/art-paris/ … review.jpg

На этой фотографии мемориальная доска видна в правом нижнем углу. А еще правее, в нескольких шагах от жилища д'Артаньяна, в домах 13-17 по улице Бак располагались казармы мушкетеров, где большинство из них получили жилье за счет казны. Кстати, именно в бытность д'Артаньяна капитаном мушкетеров это и произошло (1670 г.). Увы, до наших дней казармы не сохранились, и нынешние дома №13, 15 и 17 ничем особенным, кроме своего исторического месторасположения, не отличаются.
Однако, достаточно о прототипах, вернемся к тексту романа и его героям.

0

7

ТРИ ДАРА Г-НА Д'АРТАНЬЯНА-ОТЦАУлица Могильщиков (ныне улица Сервандони)

"Итак, д'Артаньян вступил в Париж пешком, неся под мышкой свой узелок, и бродил по улицам до тех пор, пока ему не удалось снять комнату, соответствующую его скудным средствам. Эта комната представляла собой подобие мансарды и находилась на улице Могильщиков, вблизи Люксембурга."

Бывшая улица Могильщиков, а ныне улица Сервандони змейкой сбегает вниз от улицы Вожирар к церкви Сен-Сюльпис. Это теперь она находится в самом сердце Парижа, в двух шагах от Люксембургского сада и Сен-Жермен-де-Пре, а во времена мушкетеров это было предместье, лежащее за городскими стенами. Неудивительно, что именно здесь д'Артаньян нашел пристанище по своему кошельку.

О доме, где поселился д'Артаньян, поговорим чуть позже, а пока стоит познакомиться с географией места, на котором происходят многие события романа. Место это совсем небольшое – это бывший и нынешний Люксембургский квартал (метро Saint-Sulpice), где живут и служат все главные герои. Как это ни странно, но структура основных улиц квартала сохранилась и по сей день.
http://www.infrance.ru/paris/art-paris/ … review.jpg

Так что, пользоваться вот этим планом, которому более трехсот лет, можно еще и сейчас.
http://www.infrance.ru/paris/art-paris/ … review.jpg

Для сравнения приведу и современный план того же места.
http://www.infrance.ru/paris/art-paris/ … review.jpg

0

8

"Внеся задаток, д'Артаньян сразу же перебрался в свою комнату и весь остаток дня занимался работой: обшивал свой камзол и штаны галуном, который мать спорола с почти совершенно нового камзола г-на д'Артаньяна-отца и потихоньку отдала сыну. Затем он сходил на набережную Железного Лома и дал приделать новый клинок к своей шпаге."
http://www.infrance.ru/paris/art-paris/ … review.jpg
Бывшая набережная Железного Лома (quai de la Ferraille) носит сейчас название Кожевенной (quai de la Mégisserie), хотя ни кузнечных мастерских, ни кожевенных лавок здесь давно уже нет. Зато по утрам тут кричат петухи, весь день слышен лай собак, пахнет домашней животиной и диковинными цветами. Набережная оккупирована зоомагазинами, торговцами растениями, рыбками и другими одушевленными и неодушевленными объектами для дома и сада.

"После этого он дошел до Лувра и у первого встретившегося мушкетера справился, где находится дом г-на де Тревиля. Оказалось, что дом этот расположен на улице Старой Голубятни, то есть совсем близко от места, где поселился д'Артаньян, - обстоятельство, истолкованное им как предзнаменование успеха."

http://www.infrance.ru/paris/art-paris/ … review.jpg

Улица Старой Голубятни (rue du Vieux Colombier) выходит к главному – восточному – фасаду церкви Сен-Сюльпис, одна из башен которой видна в глубине. А улица Сервандони (Могильщиков), где обитал д'Артаньян, отходит от южного фасада церкви. Так что, действительно, от своей квартиры до дома де Тревиля д'Артаньяну было рукой подать.

0

9

II. ПРИЕМНАЯ Г-НА ДЕ ТРЕВИЛЯ

"...Кроме утреннего приема у короля и у кардинала, в Париже происходило больше двухсот таких "утренних приемов", пользовавшихся особым вниманием. Среди них утренний прием у де Тревиля собирал наибольшее число посетителей. Двор его особняка, расположенного на улице Старой Голубятни, походил на лагерь уже с шести часов утра летом и с восьми часов зимой. Человек пятьдесят или шестьдесят мушкетеров, видимо, сменявшихся время от времени, с тем чтобы число их всегда оставалось внушительным, постоянно расхаживали по двору, вооруженные до зубов и готовые на все."
http://www.infrance.ru/paris/art-paris/ … review.jpg

Увы, ни одного особняка, достойного капитана мушкетеров, на улице Старой Голубятни сейчас нет. Но представить себе двор дома де Тревиля нетрудно. Их и сейчас еще немало сохранилось в Париже – обязательных и показательных «почетных дворов» при любом уважающем себя доме. Естественным образом они выросли из традиционной городской архитектуры того времени: дом-крепость образует каре с центральными арочными воротами, выходящими на улицу, и главным входом в здание со двора, напротив ворот. Вот, например, двор особняка Сюлли (Hôtel de Sully, метро Saint Paul), построенного в 1620-е годы, т.е. как раз во время действия романа.

Де Тревиль вполне мог иметь подобный дом - ведь капитан королевских мушкетеров по рангу ничуть не ниже королевского суперинтенданта финансов, которым был Сюлли при Генрихе IV - отце Людовика XIII. Ну разве что возможностей строить особняки за счет казны у бедного гасконского дворянина было поменьше, чем у прожженного финансиста...

0

10

IV. ПЛЕЧО АТОСА, ПЕРЕВЯЗЬ ПОРТОСА И ПЛАТОК АРАМИСА

"Портос в дикой ярости сделал движение, намереваясь броситься на обидчика.
- Потом, потом! - крикнул ему д'Артаньян. - Когда на вас не будет плаща!
- Значит, в час, позади Люксембургского дворца!
- Прекрасно, в час! - ответил д'Артаньян, заворачивая за угол.
Но ни на улице, по которой он пробежал, ни на той, которую он мог теперь охватить взглядом, не видно было ни души. Как ни медленно двигался незнакомец, он успел скрыться из виду или зайти в какой-нибудь дом. д'Артаньян расспрашивал о нем всех встречных, спустился до перевоза, (т.е. до той самой улицы Бак, где жил его прототип – Н.Г.) вернулся по улице Сены, прошел по улице Алого Креста. Ничего, ровно ничего!"

http://www.infrance.ru/paris/art-paris/ … review.jpg

Нынешняя улица Сены плавно перетекает в улицу Турнон: начав по ней путь от набережной, можно не сворачивая дойти до самых ворот Люксембургского дворца. А в XVII веке было не так – улица Сены заканчивалась вот на этом перекрестке, упираясь в улицу Бюси (rue de Buci, метро Mabillon). Перекресток примечательный, на мой взгляд, это одно из самых «парижских» мест в городе. Здесь всегда оживленно, рядом масса кафе и ресторанов, летучий рынок, бульвар Сен-Жермен, за углом начинаются галереи квартала искусств...

Что касается упомянутой улицы Алого Креста – тут имеет место небольшая неточность: улицы такой в Париже не было, как нет ее и сейчас. Зато с XV века существует одноименный перекресток (Carrefour de la Croix Rouge, метро Saint Sulpice), названный так потому, что стоял на нем когда-то красный крест. Сейчас вместо креста можно лицезреть кентаврообразное творение Сезара (уж не у него ли учился Церетели?), с многочисленными мужскими достоинствами. Малая копия этого кентавра служит надгробным памятником самого скульптора на близлежащем Монпарнасском кладбище.

http://www.infrance.ru/paris/art-paris/ … review.jpg

На перекрестке Алого Креста (за слово «алый» отдельный респект переводчику, думаю, 90% парижан ассоциируют Croix Rouge с современным обществом «Красного креста») сходятся сразу 6 улиц образующие 9 углов. Замечательно, что 5 из этих улиц сохранили свои названия с XV-XVI веков и только одна была переименована: ул. Св. Сепулькра в 1808 г. превратилась в улицу Дракона (rue du Dragon). Дракон, хоть и небольшой, обитает тут же на углу.

"- Ах, вот как вы позволяете себе разговаривать, господин гасконец! Я научу вас вести себя!
- А я отправлю вас назад служить обедню, господин аббат! Вытаскивайте шпагу, прошу вас, и сию же минуту!
- Нет-нет, милый друг, не здесь, во всяком случае. Не видите вы разве, что мы находимся против самого дома д'Эгильонов, который наполнен клевретами кардинала? Кто уверит меня, что не его высокопреосвященство поручил вам доставить ему мою голову? А я, знаете, до смешного дорожу своей головой."

Долго пытался я понять, о каком же доме д’Эгильонов идет речь в “дуэльном” разговоре д'Артаньяна и Арамиса – ведь известно, что Дюма создавал свои романы, стараясь отслеживать географию описываемых мест, сверяясь с картами и планами. Наиболее логичная версия: здесь имеется в виду т.н. Малый Люксембург, купленный Марией Медичи, вдовой Генриха IV и матерью Людовика XIII, у герцога Люксембургского.

http://www.infrance.ru/paris/art-paris/ … review.jpg

осле того, как Мария была выслана молодым Людовиком XIII из Парижа за интриги, она фактически начала войну против своего сына, в которой вскоре потерпела полное поражение. Благодаря искусству своего давнего приближенного Ришелье (тогда еще простого епископа) королева-мать сумела помириться с сыном, а Франция избежала гражданской войны. В награду Ришелье получил титул кардинала и Малый Люксембург как личный подарок от Марии Медичи.

Впоследствии Ришелье завещал Малый Люксембург своей племяннице Мари-Мадлен ле Виньеро, для которой он выхлопотал у короля титул герцогини д’Эгильон. Мари-Мадлен вышла замуж в 16 лет и овдовела в 18. Она была очень набожна и хотела стать монахиней, однако Ришелье запретил ей идти в монастырь. Мари-Мадлен переехала к нему в Малый Люксембург, посвятив свою жизнь благотворительности и заботам о дяде-кардинале. Последнее порождало у современников множество сплетен – у Дюма про это сказано так: "... великий человек, которого так глубоко чтил г-н д'Артаньян-отец, служил здесь посмешищем для мушкетеров г-на де Тревиля. Одни потешались над его кривыми ногами и сутулой спиной; кое-кто распевал песенки о его возлюбленной, г-же д'Эгильон, и о его племяннице, г-же де Комбалэ, а другие тут же сговаривались подшутить над пажами и телохранителями кардинала (тут Дюма не совсем точен: г-жа д'Эгильон и г-жа де Комбалэ – это одно и то же лицо: де Комбалэ - это фамилия Мари-Мадлен по умершему мужу – Н.Г.)"

Вот так и превратился Малый Люксембург в особняк д'Эгильонов. Правда, произошло это уже после смерти Ришелье, когда хозяйкой во дворце осталась Мари-Мадлен, герцогиня д'Эгильон. Но что для эпического романа смещение названий на какие-то 20 лет? Вполне допустимо...

Как компьютерщик, не могу удержаться и не привести еще один интересный факт о Малом Люксембурге: именно здесь была продемонстрирована модель первой счетной машины, изобретенной молодым Блезом Паскалем для облегчения труда своего отца-сборщика налогов. И это практически в то же время, когда мушкетеры и гвардейцы звенели шпагами на парижских улицах!

http://www.infrance.ru/paris/art-paris/ … review.jpg

0

11

V. КОРОЛЕВСКИЕ МУШКЕТЕРЫ И ГВАРДЕЙЦЫ Г-НА КАРДИНАЛА

"...в д'Артаньяне жила непоколебимая решимость, основанная на советах его отца, сущность которых сводилась к следующему: "Не покоряться никому, кроме короля, кардинала и господина де Тревиля". Вот почему д'Артаньян не шел, а летел по направлению к монастырю Дешо. Это было заброшенное здание с выбитыми стеклами, окруженное бесплодными пустырями, в случае надобности служившими тому же назначению, что и Пре-о-Клер; там обыкновенно дрались люди, которым нельзя было терять время."

http://www.infrance.ru/paris/art-paris/ … review.jpg

http://www.infrance.ru/paris/art-paris/ … review.jpg

Монастырь кармелиток Дешо, где у д'Артаньяна была назначена дуэль с Атосом, дожил до сегодняшнего дня (ул. Вожирар, 70-72-74) и ныне, в отличие от XVII века, существует во вполне приличном виде, хотя и зажатый со всех сторон более молодыми домами.

Название его происходит от слова «дешоссе» - разутый, поскольку монахини при входе снимали обувь. От «бесплодных пустырей» сохранился только монастырский двор, где собственно и должна была состояться дуэль, положившая начало дружбе четырех мушкетеров. Вполне возможно, что брусчатка во дворе и сейчас “та самая”, четырехвековой давности.

Место это во многом также и трагичное – как истинная революция, Великая Французская успешно превращала церкви в склады и тюрьмы. Монастырь Дешо в 1792 году стал местом заключения для священников; 114 из них были здесь казнены, о чем свидетельствует мемориальная доска при входе.

"- Если вы спешите, сударь, - произнес Д'Артаньян с той же простотой, с какой минуту назад он предложил Атосу отложить дуэль на три дня, - если вы спешите и если вам угодно покончить со мной немедленно, прошу вас – не стесняйтесь.
И эти слова также мне по душе, - сказал Атос, приветливо кивнув д'Артаньяну. - Это слова человека неглупого и, несомненно, благородного. Сударь, я очень люблю людей вашего склада и вижу: если мы не убьем друг друга, мне впоследствии будет весьма приятно беседовать с вами. Подождем моих друзей, прошу вас, мне некуда спешить, и так будет приличнее... Ах, вот один из них, кажется, идет!
Действительно, в конце улицы Вожирар в эту минуту показалась гигантская фигура Портоса."

Говорят, Вожирар - самая длинная парижская улица (4360 м в пределах города по официальной статистике). Дата ее возникновения теряется в веках, поскольку образовалась она на месте одной из дорог, проложенных римлянами. Хотя вполне может быть, что дорога здесь существовала еще до римских времен... Название же свое улица получила от исчезнувшей деревушки, через которую проходила дорога.

http://www.infrance.ru/paris/art-paris/ … review.jpg

0

12

VI. ЕГО ВЕЛИЧЕСТВО КОРОЛЬ ЛЮДОВИК ТРИНАДЦАТЫЙ

Утренний Лувр от площади Карузель

"История эта наделала много шума. Г-н де Тревиль вслух бранил своих мушкетеров и втихомолку поздравлял их. Нельзя было, однако, терять время: следовало немедленно предупредить короля, и г-н де Тревиль поспешил в Лувр."

http://www.infrance.ru/paris/art-paris/ … review.jpg

Но было уже поздно: король сидел, запершись с кардиналом. Де Тревилю было сказано, что король занят и никого сейчас принять не может. Де Тревиль явился вечером, в час, когда король играл в карты. Король был в выигрыше, и так как Его Величество отличался чрезвычайной скупостью, то находился по этому случаю в прекрасном расположении духа."

Король Людовик XIII встречает нас в центре площади Вогезов (Place de Vosges, метро Saint Paul), про которую мы еще будем говорить. До реалистичности этой скульптуре, конечно, далеко – изображен не реальный характер, а абстрактный «идеальный» король – и только из подписи на пьедестале можно понять, какой же по счету Людовик восседает на коне. И все же, благодаря этой статуе, мы можем продолжить галерею уличных парижских портретов героев романа.

А вот конь, на котором восседает Людовик, не совсем обычный. Когда-то он был бронзовым и нес на себе бронзового же Генриха II. Став королем, Генрих IV отправил фигуру своего августейшего предшественника в переплавку, чтобы водрузить на того же самого коня изваяние "себя любимого". Через пару десятков лет Ришелье решил, что конь под Генрихом подустал и повелел перелить фигуру отца в фигуру сына - своего патрона Людовика XIII. Людовик просидел на коне дольше всех, пока по приказу Робеспьера всадника не переплавили в пушку (на этот раз вместе с конем). И только Наполеон восстановил статус-кво времен мушкетеров, правда уже не в бронзе, а в мраморе. Что, вообще говоря, удивительно: зная биографию императора, скорее можно было ожидать, что он не станет нарушать сложившуюся традицию и сам займет место в седле. Эта "история лошади" почерпнута мной из замечательной книги о Париже Василия Бетаки.

http://www.infrance.ru/paris/art-paris/ … review.jpg

0

13

VII. МУШКЕТЕРЫ У СЕБЯ ДОМА

"...Обед состоялся в тот же день, и новый слуга подавал к столу. Обед был заказан Атосом, а лакей рекомендован Портосом. То был пикардиец, которого славный мушкетер нанял в тот самый день по случаю этого самого обеда; он увидел его на мосту Ла-Турнель, где Планше - так звали слугу - плевал в воду, любуясь разбегавшимися кругами. Портос утверждал, что такое занятие свидетельствует о склонности к созерцанию и рассудительности, и, не наводя о нем дальнейших справок, увел его с собой."

http://www.infrance.ru/paris/art-paris/ … review.jpg

ост Ла-Турнель один из самых старых в Париже. До XVII века он был деревянным, в 1614 году было начато строительство каменной шестиарочной переправы, просуществовавшей до середины XIX века. После реконструкции 1847 года мост стал трехпролетным, каким мы его сейчас и видим.
С моста открывается великолепный вид на восточную стрелку о-ва Сите и Нотр-Дам, так что Планше вполне можно понять: есть здесь что созерцать, и о чем размышлять. Насчет плевать... тут, пожалуй, дело вкуса.

Обратимся теперь к жилищам мушкетеров. Они в основном описаны в этой главе, хотя некоторые важные детали разбросаны по всему роману.

Про расположение дома Атоса сказано весьма кратко:

"Атос жил на улице Феру, в двух шагах от Люксембурга. Он занимал две небольшие комнаты, опрятно убранные, которые ему сдавала хозяйка дома, еще не старая и еще очень красивая, напрасно обращавшая на него нежные взоры.

...Он (д'Артаньян - Н.Г.) миновал двор, поднялся на третий этаж и неистово заколотил в дверь Атоса."

http://www.infrance.ru/paris/art-paris/ … review.jpg

лица Феру проходит на расстоянии каких-то 50 метров от улицы Могильщиков, где жил, д'Артаньян. Точно так же спускается она от улицы Вожирар к площади Сен-Сюльпис. Чтобы зайти друг к другу в гости, мушкетерам вряд ли требовалось больше 5 минут.

"Портос занимал большую и на вид роскошную квартиру на улице Старой Голубятни. Каждый раз, проходя с кем-нибудь из приятелей мимо своих окон, у одного из которых всегда стоял Мушкетон в парадной ливрее, Портос поднимал голову и, указывая рукой вверх, говорил: "Вот моя обитель". Но застать его дома никогда не удавалось, никогда и никого он не приглашал подняться с ним наверх, и никто не мог составить себе представление, какие действительные богатства кроются за этой роскошной внешностью."

http://www.infrance.ru/paris/art-paris/ … review.jpg

Улица Старой Голубятни ныне весьма зажиточна, так что домов, которые подошли бы Портосу, по крайней мере по внешнему виду, на ней предостаточно. Внутри, конечно, всякое встречается и в этом квартале, так что Портос не был оригинален в нежелании приглашать гостей.

Про жилище Арамиса известно больше. По нескольким фразам из разных глав можно даже точно определить место, в котором он жил.

"Что касается Арамиса, то он жил в маленькой квартире, состоявшей из гостиной, столовой и спальни. Спальня, как и все остальные комнаты расположенная в первом этаже, выходила окном в маленький тенистый и свежий садик, густая зелень которого делала его недоступным для любопытных глаз.

...Дойдя до конца переулка, д'Артаньян свернул влево. Дом, где жил Арамис, был расположен между улицей Кассет и улицей Сервандони.

...Молодая женщина (г-жа Бонасье – Н.Г.) между тем продвигалась вперед, отсчитывая дома и окна. Это, впрочем, не требовало ни особого труда, ни времени. В той части улицы было только три дома, и всего два окна выходило на эту улицу. Одно из них было окно небольшой пристройки, параллельной флигелю, который занимал Арамис, второе было окно самого Арамиса.

...- Вы очень покладистый муж, любезный мой господин Бонасье! - сказал кардинал. - Могли бы вы узнать двери, куда она (г-жа Бонасье – Н.Г.) входила? - Да. - Помните ли вы номера?
- Номер двадцать пять по улице Вожирар и номер семьдесят пять по улице Лагарп."

http://www.infrance.ru/paris/art-paris/ … review.jpg

Действительно, и сейчас третий дом от угла по улице Вожирар (если считать от Люксембургского сада) имеет номер 25 и расположен по диагонали от перекрестка с улицей Кассет. Конечно, на дом Арамиса в описании Дюма он не очень-то похож, да и окна на первом этаже ни одного нет, но место, очевидно, то самое.

Интересно, что недалеко от этого дома, у перекрестка улиц Вожирар и Ренн находится отель, носящий имя Арамиса. Это единственное известное мне в Париже место, названное именем мушкетера.

Теперь попробуем собрать воедино то, что Дюма говорит о доме д’Артаньяна.

"Как устроился д'Артаньян, нам уже известно... Эта комната представляла собой подобие мансарды и находилась на улице Могильщиков, вблизи Люксембурга.

…В квартире г-на Бонасье устроили именно такую мышеловку, и всех, кто туда показывался, задерживали и допрашивали люди г-на кардинала. Так как в помещение, занимаемое д'Артаньяном во втором этаже, вел особый ход, то его гости никаким неприятностям не подвергались.

…- Молчи, осел! - крикнул д'Артаньян. И, ухватившись рукой за подоконник, он соскочил со второго этажа, к счастью не очень высокого; он даже не ушибся.

...Допрашиваемый ответил, что зовут его Жак-Мишель Бонасье, что ему пятьдесят один год, что он бывший владелец галантерейной лавки, ныне оставивший торговлю, и живет на улице Могильщиков, в доме номер одиннадцать."

Дом д’Артаньяна

http://www.infrance.ru/paris/art-paris/ … review.jpg

Итак, улица Могильщиков 11, невысокий двухэтажный дом с двумя входами. По-видимому, во времена Дюма такой дом существовал. Увы, нынче под номером 11 стоит безликий 5-ти этажный новодел – на фотографии улицы Сервандони в разделе «Три дара г-на д'Артаньяна-отца» этот дом виден слева, около него припаркованы мотоцикл и машина.

Только вот почему именно №11? Нумерация домов появилась в Париже лишь в XVIII веке (могли ведь и перепутать). Взглянем на соседние дома по улице Сервандони, подумаем, в каком из них мог жить д'Артаньян? Легко обнаруживается идеальный кандидат: под №16 приютился маленький двухэтажный домик с «подобием мансарды», как раз имеющий два отдельных входа, один из которых явно ведет на второй этаж. Вот сюда и поселим д’Артаньяна.

0

14

Перечитывая "Трех мушкетеров" (часть вторая)
Николай Горский

X. МЫШЕЛОВКА В СЕМНАДЦАТОМ ВЕКЕ

"- Да-да, вы правы! - с испугом воскликнула г-жа Бонасье. - Бежим, скроемся скорее отсюда!
С этими словами она схватила д'Артаньяна под руку и потянула его к двери.
- Но куда бежать? - вырвалось у д'Артаньяна. - Куда скрыться?
- Прежде всего подальше от этого дома! Потом увидим.
Даже не прикрыв за собой дверей, они, выйдя из дома, побежали по улице Могильщиков, завернули на Королевский Ров и остановились только у площади Сен-Сюльпис."

http://www.infrance.ru/paris/art-paris/ … review.jpg

Тут имеет место некоторая нестыковка: с улицы Могильщиков можно было завернуть либо на Вожирар – это если бежать вверх, либо, если бежать вниз, попасть прямо к церкви Сен-Сюльпис. Королевский Ров лежит в стороне (на плане, приведенном в начале этого текста, он там, куда показывает стрелка "Городские стены"). Ров проходил под стенами и был границей города. Вдоль него и шла улица Королевского Рва (rue des Fossés Monsieur le Prince – т.е. вообще-то Ров Принца, но, соглашаюсь, "Королевский" звучит лучше), которая была так названа по расположенному рядом особняку принца Конде. Нынче слово "ров" из названия исчезло, а улица Monsieur le Prince осталась уютнейшим уголком квартала Сен-Жермен.
Порекомендую (пусть даже меня обвинят в рекламе) находящуюся в доме №13 пивную «La Pinte» как одну из лучших в городе. Хозяин, кстати, имеет замечательную коллекцию бумажных денег всех времен и народов.

Но, допустим, д'Артаньян и г-жа Бонасье дали крюка и от Королевского Рва вернулись туда, откуда убежали – к церкви на площади Сен-Сюльпис. Прекрасный романтический уголок... Относительно тихий и несуетливый, что в Париже редкость. Замкнутый между деревьями и, в то же время, достаточно просторный изнутри. К сожалению, уже долгое время сначала одна, потом другая башня церкви стоят в лесах, и полноценные фотографии получить трудно.
Нынешняя церковь почти современница событий романа: первый камень в ее фундамент был заложен в 1646 году королевой Анной Австрийской. Строилась она долго, более века, а завершали ее архитектурный облик по проекту итальянского зодчего Джованни Сервандони – того самого, чье имя в начале XIX века получила улица Могильщиков.

http://www.infrance.ru/paris/art-paris/ … review.jpg

Если вы надумаете отдохнуть здесь под ясенями и платанами, советую, прежде чем присесть, посмотреть вверх: в ветвях на «бельэтаже» располагается голубиное царство и все вытекающие из него последствия могут оказаться на вашем костюме.

0

15

XI. ИНТРИГА ЗАВЯЗЫВАЕТСЯ

"Д'Артаньян миновал улицу Кассет и издали видел уже дверь дома своего друга (Арамиса - Н.Г.), над которой ветви клена, переплетенные густо разросшимся диким виноградом, образовывали плотный зеленый навес. Внезапно д'Артаньяну почудилось, что какая-то тень свернула с улицы Сервандони. Эта тень была закутана в плащ, и д'Артаньяну сначала показалось, что это мужчина. Но низкий рост, неуверенность походки и движений быстро убедили его, что перед ним женщина."
http://www.infrance.ru/paris/art-paris/ … review.jpg

Неточность. Во-первых, в XVII веке улица Сервандони еще называлась улицей Могильщиков. Во вторых, д'Артаньян и г-жа Бонасье с улицы Могильщиков "только что" убежали, и г-жа Бонасье осталась в квартире Атоса на ул. Феру. И, наконец, в третьих, ну не видно от дома Арамиса этого поворота. Так что по всем признакам г-жа Бонасье свернула на Вожирар с иной улицы и, скорее всего, с ближайшей к дому Арамиса, поскольку, как сказано в романе, тут же начала "отсчитывать дома и окна". А ближайшей была и остается улица Железного Горшка (rue du Pot de Fer), носящая сейчас имя Бонапарта.

Еще одна улица Железного горшка, не менее старая, до сих пор существует в Париже, и не очень далеко отсюда, в 5-м округе. Она соединяет улицы Ломон и Муфтар. По-видимому, в те времена вывески-чугунки имелись в Париже в большом изобилии, а по запоминающимся вывескам часто получали названия и улицы.

Д'Артаньян предложил г-же Бонасье руку, и молодая женщина оперлась на нее, уже готовая смеяться, но еще дрожа. Так они дошли до конца улицы Лагарп. Здесь г-жа Бонасье как будто заколебалась, как колебалась раньше на улице Вожирар, но затем по некоторым признакам, по-видимому, узнала нужную дверь."

http://www.infrance.ru/paris/art-paris/ … review.jpg

Интересно, почему названия одних улиц переводятся, а других нет? Лагарп – это улица Арфы (rue de La Harpe, метро St-Michel), чем слово "арфа" звучит хуже, чем, скажем, "горшок"?

Как вы помните, на улице Лагарп г-жа Бонасье заходила в дом №75. Сейчас, однако, такого дома уже не существует, поскольку при прокладке бульваров Сен-Жермен и Сен-Мишель верхняя часть улицы исчезла. Ну а нижняя ее часть и сейчас проходит через знаменитый Латинский квартал, который все больше начинает напоминать смесь чайна-тауна с ареной греко-римской кулинарной борьбы.

"Д'Артаньян решил попробовать, не удастся ли проникнуть в Лувр. Пропуском ему должна была служить форма гвардейца роты г-на Дезэссара. Он пошел по улице Пти-Огюстен и дальше по набережной, рассчитывая пройти через Новый мост. Мелькнула у него мысль воспользоваться паромом, но, уже спустившись к реке, он машинально сунул руку в карман и убедился, что у него нечем заплатить за перевоз.
Дойдя до улицы Генего, он вдруг заметил людей, выходивших из-за угла улицы Дофина. Их было двое - мужчина и женщина."

http://www.infrance.ru/paris/art-paris/ … review.jpg

Названия Пти Огюстен теперь на плане Парижа нет, хотя сама улица и существует. Она соединилась с улицей Железного горшка и от Сены до самого Люксембургского сада зовется улицей Бонапарта. А вот все остальные упомянутые улицы остались на своих местах и даже со своими старинными названиями, равно как и знаменитый Новый мост, про который все знают, что он «самый старый». На самом деле, надо уточнять: самый старый из сохранившихся мостовых построек. А так, и Малый мост и мост Нотр-Дам на века, если не на целое тысячелетие старее Нового.

Еще надо отметить, что "улица Дофина" на самом деле называется улицей Дофины (rue Dauphine, т.е. улицей супруги престолонаследника, а не улицей королевского сына - престолонаследника); тут, видимо, неточность в переводе.

"Молодая женщина и ее спутник заметили, что за ними следят, и ускорили шаг. Д'Артаньян почти бегом обогнал их и затем, повернув обратно, столкнулся с ними в тот миг, когда они проходили мимо изваяния Самаритянки, освещенного фонарем, который отбрасывал свет на всю эту часть моста."

http://www.infrance.ru/paris/art-paris/ … review.jpg

Скульптура Самаритянки, дающей напиться Христу, стояла на втором этаже здания насосной станции-башни, которое так же именовали Samaritaine (Самаритэн). После сноса станции ее название перешло к универмагу, еще совсем недавно знаменитому, а ныне ветшающему на глазах. Вот как это место выглядело раньше.

А вот каким его можно увидеть сейчас. Насосная башня стояла над второй опорой моста, если считать от берега.

http://www.infrance.ru/paris/art-paris/ … review.jpg

0

16

XII. ДЖОРДЖ ВИЛЛЬЕРС, ГЕРЦОГ БЕКИНГЭМСКИЙ

"В эту самую минуту отворилась дверь, скрытая в обивке стены, и в комнату вошла женщина. Герцог увидел ее в зеркале. Он вскрикнул - это была королева!
Анне Австрийской было в то время лет двадцать шесть или двадцать семь, и она находилась в полном расцвете своей красоты. У нее была походка королевы или богини. Отливавшие изумрудом глаза казались совершенством красоты и были полны нежности и в то же время величия."

Анну Австрийскую мы встречаем в Люксембургском саду, там же, где можно познакомиться и со всеми другими королевами Франции. Статуи мраморные, стоят на открытом воздухе, и время их, конечно, не щадит. Периодически устанавливают обновленные копии, но до Анны очередь пока не дошла. А жаль

http://www.infrance.ru/paris/art-paris/ … review.jpg

0

17

XIII. ГОСПОДИН БОНАСЬЕ

"Во всей этой истории, как читатель мог заметить, был один человек, которым, несмотря на тяжелое его положение, никто не интересовался. Человек этот был г-н Бонасье, почтенная жертва интриг политических и любовных, так тесно сплетавшихся между собой в ту эпоху, богатую рыцарскими подвигами и в то же время любовными похождениями. ...Сыщики, арестовавшие его, препроводили его прямым путем в Бастилию и там, трепещущего, провели мимо взвода солдат, заряжавших свои мушкеты."

http://www.infrance.ru/paris/art-paris/ … review.jpg

Бастилия… Вот он, страх современников, который революция 1789 года превратила в груду камней. Ими потом вымостили площадь Согласия: топтать, топтать ненавистные останки...

А вот как выглядит это место сейчас (не каждый день, конечно :)). Площадь Бастилии - пока еще не очередная революция, народ всего лишь жаждет зрелищ.
http://www.infrance.ru/paris/art-paris/ … review.jpg

Но последуем по вечернему Парижу за тюремной каретой, в которой Бонасье везут к кардиналу.

Церковь святого Павла на улице Сент-Антуан
"Карета двинулась вперед медленно, словно траурная колесница. Сквозь решетку, защищавшую окно, арестованный мог видеть только дома и мостовую. Но коренной парижанин, каким был Бонасье, узнавал каждую улицу по тумбам, вывескам и фонарям. Подъезжая к церкви святого Павла, возле которой казнили узников Бастилии, приговоренных к смерти, он чуть не лишился чувств и дважды перекрестился. Он думал, что карета здесь остановится. Но карета проехала мимо."

Церковь св.Павла находится совсем недалеко от Бастилии, всего в нескольких небольших кварталах по улице Сент-Антуан (rue St. Antoine)

http://www.infrance.ru/paris/art-paris/ … review.jpg

"Несколько позже он снова пережил безграничный ужас. Они проезжали вдоль кладбища Святого Якова, где хоронили государственных преступников. Одно только его несколько успокоило: прежде чем их похоронить, им обычно отрубали голову, а его собственная голова пока еще крепко сидела на плечах. Но, когда он увидел, что карета сворачивает к Гревской площади, когда он увидел островерхую крышу городской ратуши и карета въехала под арку, он решил, что все кончено, и попытался исповедаться перед полицейским чиновником."
Казнь на Гревской площади. Макет в музее Карнавале

http://www.infrance.ru/paris/art-paris/ … review.jpg

Улицы Риволи тогда еще не было, поэтому карета, видимо, ехала по улице Франсуа Мирона (бывшей Сен-Жерве) и затем повернула к ратуше через площадь у церкви Сен-Жерве.

Площадь перед ратушей (нынешняя Ратушная – Place de l’Hôtel de Ville) раньше называлась Гревской. До революции 1789 года здесь отрубали головы дворянам, сжигали еретиков, колесовали и четвертовали убийц, вешали простолюдинов. Революция провозгласила всеобщее равенство, и с 1792 года на площади всех "стригли под одну гребенку". Заодно с волосами снимали и голову - гильотина исправно работала до 1830 года.
http://www.infrance.ru/paris/art-paris/ … review.jpg

"... карета проехала через роковую площадь, не останавливаясь. Приходилось опасаться еще только Трагуарского креста. А туда именно карета и завернула. На этот раз не могло быть сомнений: на площади Трагуарского креста казнили приговоренных низкого звания. Бонасье напрасно льстил себе, считая себя достойным площади Святого Павла или Гревской площади. Его путешествие и его жизнь закончатся у Трагуарского креста. Ему не виден был еще злосчастный крест, но он почти ощущал, как этот крест движется ему навстречу. Шагах в двадцати от рокового места он вдруг услышал гул толпы, и карета остановилась."

http://www.infrance.ru/paris/art-paris/ … review.jpg

Вот на этом тесноватом и мрачном перекрестке улиц Высохшего дерева (rue de l’Arbre Sec) и Сент-Оноре (rue Saint-Honoré) и возвышался третий ужас Бонасье – Трагуарский крест (Croix-du-Trahoir). Он был поставлен в XII веке в память о казни средневековой королевы Брунгильды, которую проволокли дикими лошадьми по улице Высохшего дерева. До 1636 года крест отмечал место публичных экзекуций, а нынче о нем напоминает только выложенный на пересечении улиц круг с крестом из темной брусчатки.

0

18

"Толпа на площади собралась не в ожидании человека, которого должны были повесить, а сбежалась смотреть на повешенного. Карета поэтому, на минуту задержавшись, тронулась дальше, проехала сквозь толпу, миновала улицу Сент-Оноре, повернула на улицу Добрых Детей и остановилась у невысокого подъезда. Двери распахнулись, и двое гвардейцев приняли в свои объятия Бонасье, поддерживаемого полицейским. Его втолкнули в длинный вестибюль, ввели вверх по какой-то лестнице и оставили в передней."

http://www.infrance.ru/paris/art-paris/ … review.jpg
Бонасье везли к кардиналу, который находился в своем рабочем кабинете, а значит в Пале-Руаяль (или, как его тогда называли, Пале-Кардиналь). Но улица Добрых Детей до Пале-Руаяль не доходит, а идет параллельно ему. Как же тогда Бонасье доставили во дворец? Думаю, неувязки тут нет. От улицы Добрых Детей прямо к дверям дворца ведет арочный проход, носящий многозначительное название Passage Vérité, которое можно понимать и как «путь истины». По этому пути видимо и провели Бонасье, после чего его истинная сущность проявилась во всей очевидности.

http://www.infrance.ru/paris/art-paris/ … review.jpg

"У камина стоял человек среднего роста, гордый, надменный, с широким лбом и пронзительным взглядом. Худощавое лицо его еще больше удлиняла остроконечная бородка, над которой закручивались усы. Этому человеку было едва ли более тридцати шести - тридцати семи лет, но в волосах и бородке уже мелькала седина. Хотя при нем не было шпаги, все же он походил на военного, а легкая пыль на его сапогах указывала, что он в этот день ездил верхом. Человек этот был Арман-Жан дю Плесси, кардинал де Ришелье..."

http://www.infrance.ru/paris/art-paris/ … review.jpg

0

19

XX. ПУТЕШЕСТВИЕ

"В два часа ночи наши четыре искателя приключений выехали из Парижа через ворота Сен-Дени. Пока вокруг царил мрак, они ехали молча; темнота против их воли действовала на них - всюду им мерещились засады. При первых лучах солнца языки у них развязались, а вместе с солнцем вернулась и обычная веселость. Словно накануне сражения, сердца бились сильнее, глаза улыбались."

http://www.infrance.ru/paris/art-paris/ … review.jpg

Ныне у бывшей границы города на месте старых городских ворот высится сооружение в виде римской триумфальной арки, построенное при Людовике XIV. Чаще, правда, августейшие персоны отправлялись через эти ворота в последний путь, к королевской усыпальнице в базилике Сен-Дени. Сейчас ворота отделяют квартал «красных фонарей», расположившийся на улице Сен-Дени ближе к центру города, от начинающихся за аркой арабских кварталов. А сами ворота оказались посередине проезжей части бульвара Бон-Нувель (bd. Bonne Nouvelle, метро Strasbourg Saint-Denis).

А места в окружающих кварталах и сейчас есть такие, что засады могут померещиться...

http://www.infrance.ru/paris/art-paris/ … review.jpg



XXII. МЕРЛЕЗОНСКИИ БАЛЕТ

Парадный подъезд ратушиНочной Отель-де-Виль готов к приему гостей"На следующий день весь Париж только и говорил что о бале, который городские старшины давали в честь короля и королевы и на котором их величества должны были танцевать знаменитый Мерлезонский балет, любимый балет короля. И действительно, уже за неделю в ратуше начались всевозможные приготовления к этому торжественному вечеру."

Отель-де-Виль и сейчас служит местом приема высоких гостей. Все наши генсеки и президенты бывали здесь на приемах. Нынешнее здание похоже на предыдущее, построенное как раз в мушкетерские времена при Людовике XIII. Судьба его была печальна: простояв почти 250 лет, это красивейшее здание сгорело, подожженное коммунарами в 1871 году. Пожар продолжался неделю и уничтожил все дотла – архивы, убранство, картины... Через 3 года после пожара началось восстановление, и новое здание получилось даже более богатым, чем старое (сравните с макетом из музея Карнавале на фото выше, где представлена старая ратуша).

http://www.infrance.ru/paris/art-paris/ … review.jpg

http://www.infrance.ru/paris/art-paris/ … review.jpg

.. В полночь раздались громкие крики и гул приветствий - это король ехал по улицам, ведущим от Лувра к ратуше, которые были ярко освещены цветными фонарями."

Церковь Сен-Жермен-л’Оксеруа и мэрия 1-го округа от восточного подъезда ЛувраСкорее всего, королевский кортеж выехал через восточные ворота Лувра и направился к ратуше либо прямо по набережной, либо по параллельной ей улице Сен-Жермен-л’Оксеруа (rue St.-Germain-l'Auxerrois), которая проходила справа от одноименной церкви. Кстати, именно на этой улице стоял Фор-Левек, тюрьма «высшей категории», куда поместили Атоса, арестованного на квартире у д’Артаньяна.
Церковь Сен-Жермен-л’Оксеруа долгое время была приходской для королевской династии Валуа. С ее колокольни был подан сигнал, по которому началась страшная резня гугенотов в Варфоломеевскую ночь.

http://www.infrance.ru/paris/art-paris/ … review.jpg

0

20

XXIV. ПАВИЛЬОН

"В девять часов Д'Артаньян был у гвардейских казарм и нашел Планше в полной готовности. ...Планше ехал сзади, на расстоянии десяти шагов от своего господина. Д'Артаньян миновал набережные, выехал через ворота Конферанс и направился по дороге, ведущей в Сен-Клу, которая в те времена была гораздо красивее, чем теперь."

Набережная Тюильри, где стояли ворота Конферанс
Нельзя не согласиться с Дюма: нынешняя дорога красотой в этом месте не блещет. Ворота Конферанс стояли на набережной Сены у границы сада Тюильри, там, где сейчас начинается въезд в туннель, на снимке - это примерно у последней пары фонарей . Названы ворота были так потому, что отсюда отправилась делегация парижан на переговоры («конференцию») с Генрихом IV, подошедшим со своим войском к Парижу в 1593 году. После недельных дебатов в местечке Сюрен, теперешнем ближнем пригороде Парижа, Генрих IV согласился сменить протестантскую веру на католичество в обмен на признание его католиками королем Франции ("Париж стоит мессы").
http://www.infrance.ru/paris/art-paris/ … review.jpg


XIX. ПОГОНЯ ЗА СНАРЯЖЕНИЕМ

"Д'Артаньян, заметив однажды, что Портос направляется к церкви Сен-Ле, пошел за ним следом, словно движимый каким-то чутьем. Перед тем как войти в святую обитель, Портос закрутил усы и пригладил эспаньолку, что всегда означало у него самые воинственные намерения."

Церковь Сен-Ле-Сен-Жиль

Церковь Сен-Ле (église St-Leu-St-Gilles), одна из самых старых в Париже, сохранившая в своей архитектуре еще романские черты. Главным фасадом она выходит на ул. Сен-Дени - прямо на многочисленные секс-шопы и иные заведения сомнительного толка. Противоположная ее часть смотрит на бульвар Севастополь, названный так в честь взятия нашего города англо-французскими войсками во время Крымской войны.
В церкви Сен-Ле хранится одна из христианских святынь – мощи св. царицы Елены, матери императора Константина, который первым из римских императоров принял христианство и в IV веке сделал его официальной религией империи. Так что если вы Елена и желаете поклониться той, в честь кого названы, вам прямой путь сюда.

http://www.infrance.ru/paris/art-paris/ … review.jpg





Статьи о Париже
Перечитывая "Трех мушкетеров" (часть вторая)
Николай Горский
X. МЫШЕЛОВКА В СЕМНАДЦАТОМ ВЕКЕ

"- Да-да, вы правы! - с испугом воскликнула г-жа Бонасье. - Бежим, скроемся скорее отсюда!
С этими словами она схватила д'Артаньяна под руку и потянула его к двери.
- Но куда бежать? - вырвалось у д'Артаньяна. - Куда скрыться?
- Прежде всего подальше от этого дома! Потом увидим.
Даже не прикрыв за собой дверей, они, выйдя из дома, побежали по улице Могильщиков, завернули на Королевский Ров и остановились только у площади Сен-Сюльпис."

Улица Monsieur le Prince у перекрестка ОдеонТут имеет место некоторая нестыковка: с улицы Могильщиков можно было завернуть либо на Вожирар – это если бежать вверх, либо, если бежать вниз, попасть прямо к церкви Сен-Сюльпис. Королевский Ров лежит в стороне (на плане, приведенном в начале этого текста, он там, куда показывает стрелка "Городские стены"). Ров проходил под стенами и был границей города. Вдоль него и шла улица Королевского Рва (rue des Fossés Monsieur le Prince – т.е. вообще-то Ров Принца, но, соглашаюсь, "Королевский" звучит лучше), которая была так названа по расположенному рядом особняку принца Конде. Нынче слово "ров" из названия исчезло, а улица Monsieur le Prince осталась уютнейшим уголком квартала Сен-Жермен.
Порекомендую (пусть даже меня обвинят в рекламе) находящуюся в доме №13 пивную «La Pinte» как одну из лучших в городе. Хозяин, кстати, имеет замечательную коллекцию бумажных денег всех времен и народов.

Вид на Сен-Сюльпис с башни МонпарнасФонтан Епископов и главный фасад церкви Сен-СюльписНо, допустим, д'Артаньян и г-жа Бонасье дали крюка и от Королевского Рва вернулись туда, откуда убежали – к церкви на площади Сен-Сюльпис. Прекрасный романтический уголок... Относительно тихий и несуетливый, что в Париже редкость. Замкнутый между деревьями и, в то же время, достаточно просторный изнутри. К сожалению, уже долгое время сначала одна, потом другая башня церкви стоят в лесах, и полноценные фотографии получить трудно.
Нынешняя церковь почти современница событий романа: первый камень в ее фундамент был заложен в 1646 году королевой Анной Австрийской. Строилась она долго, более века, а завершали ее архитектурный облик по проекту итальянского зодчего Джованни Сервандони – того самого, чье имя в начале XIX века получила улица Могильщиков.

Другие хозяева площади Сен-Сюльпис

Если вы надумаете отдохнуть здесь под ясенями и платанами, советую, прежде чем присесть, посмотреть вверх: в ветвях на «бельэтаже» располагается голубиное царство и все вытекающие из него последствия могут оказаться на вашем костюме.



XI. ИНТРИГА ЗАВЯЗЫВАЕТСЯ

"Д'Артаньян миновал улицу Кассет и издали видел уже дверь дома своего друга (Арамиса - Н.Г.), над которой ветви клена, переплетенные густо разросшимся диким виноградом, образовывали плотный зеленый навес. Внезапно д'Артаньяну почудилось, что какая-то тень свернула с улицы Сервандони. Эта тень была закутана в плащ, и д'Артаньяну сначала показалось, что это мужчина. Но низкий рост, неуверенность походки и движений быстро убедили его, что перед ним женщина."

На углу улиц Вожирар и Бонапарта (бывшей ул. Железного горшка)
Неточность. Во-первых, в XVII веке улица Сервандони еще называлась улицей Могильщиков. Во вторых, д'Артаньян и г-жа Бонасье с улицы Могильщиков "только что" убежали, и г-жа Бонасье осталась в квартире Атоса на ул. Феру. И, наконец, в третьих, ну не видно от дома Арамиса этого поворота. Так что по всем признакам г-жа Бонасье свернула на Вожирар с иной улицы и, скорее всего, с ближайшей к дому Арамиса, поскольку, как сказано в романе, тут же начала "отсчитывать дома и окна". А ближайшей была и остается улица Железного Горшка (rue du Pot de Fer), носящая сейчас имя Бонапарта.

Еще одна улица Железного горшка, не менее старая, до сих пор существует в Париже, и не очень далеко отсюда, в 5-м округе. Она соединяет улицы Ломон и Муфтар. По-видимому, в те времена вывески-чугунки имелись в Париже в большом изобилии, а по запоминающимся вывескам часто получали названия и улицы.

"Д'Артаньян предложил г-же Бонасье руку, и молодая женщина оперлась на нее, уже готовая смеяться, но еще дрожа. Так они дошли до конца улицы Лагарп. Здесь г-жа Бонасье как будто заколебалась, как колебалась раньше на улице Вожирар, но затем по некоторым признакам, по-видимому, узнала нужную дверь."

Улица Лагарп (Арфы) в Латинском квартале

Интересно, почему названия одних улиц переводятся, а других нет? Лагарп – это улица Арфы (rue de La Harpe, метро St-Michel), чем слово "арфа" звучит хуже, чем, скажем, "горшок"?

Как вы помните, на улице Лагарп г-жа Бонасье заходила в дом №75. Сейчас, однако, такого дома уже не существует, поскольку при прокладке бульваров Сен-Жермен и Сен-Мишель верхняя часть улицы исчезла. Ну а нижняя ее часть и сейчас проходит через знаменитый Латинский квартал, который все больше начинает напоминать смесь чайна-тауна с ареной греко-римской кулинарной борьбы.

"Д'Артаньян решил попробовать, не удастся ли проникнуть в Лувр. Пропуском ему должна была служить форма гвардейца роты г-на Дезэссара. Он пошел по улице Пти-Огюстен и дальше по набережной, рассчитывая пройти через Новый мост. Мелькнула у него мысль воспользоваться паромом, но, уже спустившись к реке, он машинально сунул руку в карман и убедился, что у него нечем заплатить за перевоз.
Дойдя до улицы Генего, он вдруг заметил людей, выходивших из-за угла улицы Дофина. Их было двое - мужчина и женщина."

Выход на Новый мост с улицы ДофиныНазвания Пти Огюстен теперь на плане Парижа нет, хотя сама улица и существует. Она соединилась с улицей Железного горшка и от Сены до самого Люксембургского сада зовется улицей Бонапарта. А вот все остальные упомянутые улицы остались на своих местах и даже со своими старинными названиями, равно как и знаменитый Новый мост, про который все знают, что он «самый старый». На самом деле, надо уточнять: самый старый из сохранившихся мостовых построек. А так, и Малый мост и мост Нотр-Дам на века, если не на целое тысячелетие старее Нового.

Еще надо отметить, что "улица Дофина" на самом деле называется улицей Дофины (rue Dauphine, т.е. улицей супруги престолонаследника, а не улицей королевского сына - престолонаследника); тут, видимо, неточность в переводе.

"Молодая женщина и ее спутник заметили, что за ними следят, и ускорили шаг. Д'Артаньян почти бегом обогнал их и затем, повернув обратно, столкнулся с ними в тот миг, когда они проходили мимо изваяния Самаритянки, освещенного фонарем, который отбрасывал свет на всю эту часть моста."

Башня Самаритэн с Самаритянкой. Фрагмент картины из музея КарнавалеНовый мост и универмаг Самаритэн
Скульптура Самаритянки, дающей напиться Христу, стояла на втором этаже здания насосной станции-башни, которое так же именовали Samaritaine (Самаритэн). После сноса станции ее название перешло к универмагу, еще совсем недавно знаменитому, а ныне ветшающему на глазах. Вот как это место выглядело раньше.

А вот каким его можно увидеть сейчас. Насосная башня стояла над второй опорой моста, если считать от берега.

XII. ДЖОРДЖ ВИЛЛЬЕРС, ГЕРЦОГ БЕКИНГЭМСКИЙ

"В эту самую минуту отворилась дверь, скрытая в обивке стены, и в комнату вошла женщина. Герцог увидел ее в зеркале. Он вскрикнул - это была королева!
Анне Австрийской было в то время лет двадцать шесть или двадцать семь, и она находилась в полном расцвете своей красоты. У нее была походка королевы или богини. Отливавшие изумрудом глаза казались совершенством красоты и были полны нежности и в то же время величия."

Статуя королевы Анны в Люксембургском саду

Анну Австрийскую мы встречаем в Люксембургском саду, там же, где можно познакомиться и со всеми другими королевами Франции. Статуи мраморные, стоят на открытом воздухе, и время их, конечно, не щадит. Периодически устанавливают обновленные копии, но до Анны очередь пока не дошла. А жаль.

XIII. ГОСПОДИН БОНАСЬЕ

"Во всей этой истории, как читатель мог заметить, был один человек, которым, несмотря на тяжелое его положение, никто не интересовался. Человек этот был г-н Бонасье, почтенная жертва интриг политических и любовных, так тесно сплетавшихся между собой в ту эпоху, богатую рыцарскими подвигами и в то же время любовными похождениями. ...Сыщики, арестовавшие его, препроводили его прямым путем в Бастилию и там, трепещущего, провели мимо взвода солдат, заряжавших свои мушкеты."

Макет Бастилии в музее КарнавалеНа месте где стояла Бастилия
Бастилия… Вот он, страх современников, который революция 1789 года превратила в груду камней. Ими потом вымостили площадь Согласия: топтать, топтать ненавистные останки...

А вот как выглядит это место сейчас (не каждый день, конечно :)). Площадь Бастилии - пока еще не очередная революция, народ всего лишь жаждет зрелищ.

Но последуем по вечернему Парижу за тюремной каретой, в которой Бонасье везут к кардиналу.

Церковь святого Павла на улице Сент-Антуан
"Карета двинулась вперед медленно, словно траурная колесница. Сквозь решетку, защищавшую окно, арестованный мог видеть только дома и мостовую. Но коренной парижанин, каким был Бонасье, узнавал каждую улицу по тумбам, вывескам и фонарям. Подъезжая к церкви святого Павла, возле которой казнили узников Бастилии, приговоренных к смерти, он чуть не лишился чувств и дважды перекрестился. Он думал, что карета здесь остановится. Но карета проехала мимо."

Церковь св.Павла находится совсем недалеко от Бастилии, всего в нескольких небольших кварталах по улице Сент-Антуан (rue St. Antoine)

Подъезд к ратуше со стороны площади Сен-Жерве"Несколько позже он снова пережил безграничный ужас. Они проезжали вдоль кладбища Святого Якова, где хоронили государственных преступников. Одно только его несколько успокоило: прежде чем их похоронить, им обычно отрубали голову, а его собственная голова пока еще крепко сидела на плечах. Но, когда он увидел, что карета сворачивает к Гревской площади, когда он увидел островерхую крышу городской ратуши и карета въехала под арку, он решил, что все кончено, и попытался исповедаться перед полицейским чиновником."
Казнь на Гревской площади. Макет в музее Карнавале
Улицы Риволи тогда еще не было, поэтому карета, видимо, ехала по улице Франсуа Мирона (бывшей Сен-Жерве) и затем повернула к ратуше через площадь у церкви Сен-Жерве.

Площадь перед ратушей (нынешняя Ратушная – Place de l’Hôtel de Ville) раньше называлась Гревской. До революции 1789 года здесь отрубали головы дворянам, сжигали еретиков, колесовали и четвертовали убийц, вешали простолюдинов. Революция провозгласила всеобщее равенство, и с 1792 года на площади всех "стригли под одну гребенку". Заодно с волосами снимали и голову - гильотина исправно работала до 1830 года.

"... карета проехала через роковую площадь, не останавливаясь. Приходилось опасаться еще только Трагуарского креста. А туда именно карета и завернула. На этот раз не могло быть сомнений: на площади Трагуарского креста казнили приговоренных низкого звания. Бонасье напрасно льстил себе, считая себя достойным площади Святого Павла или Гревской площади. Его путешествие и его жизнь закончатся у Трагуарского креста. Ему не виден был еще злосчастный крест, но он почти ощущал, как этот крест движется ему навстречу. Шагах в двадцати от рокового места он вдруг услышал гул толпы, и карета остановилась."

От зловещего Трагуарского креста осталась только тень на асфальте

Вот на этом тесноватом и мрачном перекрестке улиц Высохшего дерева (rue de l’Arbre Sec) и Сент-Оноре (rue Saint-Honoré) и возвышался третий ужас Бонасье – Трагуарский крест (Croix-du-Trahoir). Он был поставлен в XII веке в память о казни средневековой королевы Брунгильды, которую проволокли дикими лошадьми по улице Высохшего дерева. До 1636 года крест отмечал место публичных экзекуций, а нынче о нем напоминает только выложенный на пересечении улиц круг с крестом из темной брусчатки.

XIV. НЕЗНАКОМЕЦ ИЗ МЕНГА

Улица Добрых Детей от поворота с улицы Сент-Оноре

"Толпа на площади собралась не в ожидании человека, которого должны были повесить, а сбежалась смотреть на повешенного. Карета поэтому, на минуту задержавшись, тронулась дальше, проехала сквозь толпу, миновала улицу Сент-Оноре, повернула на улицу Добрых Детей и остановилась у невысокого подъезда. Двери распахнулись, и двое гвардейцев приняли в свои объятия Бонасье, поддерживаемого полицейским. Его втолкнули в длинный вестибюль, ввели вверх по какой-то лестнице и оставили в передней."

Проход к Пале-Руаяль от улицы Добрых детей. Вон там, на втором этаже, работает кардинал...

Бонасье везли к кардиналу, который находился в своем рабочем кабинете, а значит в Пале-Руаяль (или, как его тогда называли, Пале-Кардиналь). Но улица Добрых Детей до Пале-Руаяль не доходит, а идет параллельно ему. Как же тогда Бонасье доставили во дворец? Думаю, неувязки тут нет. От улицы Добрых Детей прямо к дверям дворца ведет арочный проход, носящий многозначительное название Passage Vérité, которое можно понимать и как «путь истины». По этому пути видимо и провели Бонасье, после чего его истинная сущность проявилась во всей очевидности.

«Красный герцог»"У камина стоял человек среднего роста, гордый, надменный, с широким лбом и пронзительным взглядом. Худощавое лицо его еще больше удлиняла остроконечная бородка, над которой закручивались усы. Этому человеку было едва ли более тридцати шести - тридцати семи лет, но в волосах и бородке уже мелькала седина. Хотя при нем не было шпаги, все же он походил на военного, а легкая пыль на его сапогах указывала, что он в этот день ездил верхом. Человек этот был Арман-Жан дю Плесси, кардинал де Ришелье..."

Статуя Ришелье занимает почетное место среди 136 изваяний государственных деятелей Франции, украшающих Отель-де-Виль: на главном фасаде она первая в верхнем ряду, если подходить к зданию от ул. Риволи. Вот этому скульптурному изображению я верю: кардинал "как живой".

XX. ПУТЕШЕСТВИЕ

"В два часа ночи наши четыре искателя приключений выехали из Парижа через ворота Сен-Дени. Пока вокруг царил мрак, они ехали молча; темнота против их воли действовала на них - всюду им мерещились засады. При первых лучах солнца языки у них развязались, а вместе с солнцем вернулась и обычная веселость. Словно накануне сражения, сердца бились сильнее, глаза улыбались."

Ворота Сен-ДениВ закоулках Сен-ДениНыне у бывшей границы города на месте старых городских ворот высится сооружение в виде римской триумфальной арки, построенное при Людовике XIV. Чаще, правда, августейшие персоны отправлялись через эти ворота в последний путь, к королевской усыпальнице в базилике Сен-Дени. Сейчас ворота отделяют квартал «красных фонарей», расположившийся на улице Сен-Дени ближе к центру города, от начинающихся за аркой арабских кварталов. А сами ворота оказались посередине проезжей части бульвара Бон-Нувель (bd. Bonne Nouvelle, метро Strasbourg Saint-Denis).

А места в окружающих кварталах и сейчас есть такие, что засады могут померещиться...

XXII. МЕРЛЕЗОНСКИИ БАЛЕТ

Парадный подъезд ратушиНочной Отель-де-Виль готов к приему гостей"На следующий день весь Париж только и говорил что о бале, который городские старшины давали в честь короля и королевы и на котором их величества должны были танцевать знаменитый Мерлезонский балет, любимый балет короля. И действительно, уже за неделю в ратуше начались всевозможные приготовления к этому торжественному вечеру."

Отель-де-Виль и сейчас служит местом приема высоких гостей. Все наши генсеки и президенты бывали здесь на приемах. Нынешнее здание похоже на предыдущее, построенное как раз в мушкетерские времена при Людовике XIII. Судьба его была печальна: простояв почти 250 лет, это красивейшее здание сгорело, подожженное коммунарами в 1871 году. Пожар продолжался неделю и уничтожил все дотла – архивы, убранство, картины... Через 3 года после пожара началось восстановление, и новое здание получилось даже более богатым, чем старое (сравните с макетом из музея Карнавале на фото выше, где представлена старая ратуша).

"... В полночь раздались громкие крики и гул приветствий - это король ехал по улицам, ведущим от Лувра к ратуше, которые были ярко освещены цветными фонарями."

Церковь Сен-Жермен-л’Оксеруа и мэрия 1-го округа от восточного подъезда ЛувраСкорее всего, королевский кортеж выехал через восточные ворота Лувра и направился к ратуше либо прямо по набережной, либо по параллельной ей улице Сен-Жермен-л’Оксеруа (rue St.-Germain-l'Auxerrois), которая проходила справа от одноименной церкви. Кстати, именно на этой улице стоял Фор-Левек, тюрьма «высшей категории», куда поместили Атоса, арестованного на квартире у д’Артаньяна.
Церковь Сен-Жермен-л’Оксеруа долгое время была приходской для королевской династии Валуа. С ее колокольни был подан сигнал, по которому началась страшная резня гугенотов в Варфоломеевскую ночь.

XXIV. ПАВИЛЬОН

"В девять часов Д'Артаньян был у гвардейских казарм и нашел Планше в полной готовности. ...Планше ехал сзади, на расстоянии десяти шагов от своего господина. Д'Артаньян миновал набережные, выехал через ворота Конферанс и направился по дороге, ведущей в Сен-Клу, которая в те времена была гораздо красивее, чем теперь."

Набережная Тюильри, где стояли ворота Конферанс
Нельзя не согласиться с Дюма: нынешняя дорога красотой в этом месте не блещет. Ворота Конферанс стояли на набережной Сены у границы сада Тюильри, там, где сейчас начинается въезд в туннель, на снимке - это примерно у последней пары фонарей . Названы ворота были так потому, что отсюда отправилась делегация парижан на переговоры («конференцию») с Генрихом IV, подошедшим со своим войском к Парижу в 1593 году. После недельных дебатов в местечке Сюрен, теперешнем ближнем пригороде Парижа, Генрих IV согласился сменить протестантскую веру на католичество в обмен на признание его католиками королем Франции ("Париж стоит мессы").
XXIX. ПОГОНЯ ЗА СНАРЯЖЕНИЕМ

"Д'Артаньян, заметив однажды, что Портос направляется к церкви Сен-Ле, пошел за ним следом, словно движимый каким-то чутьем. Перед тем как войти в святую обитель, Портос закрутил усы и пригладил эспаньолку, что всегда означало у него самые воинственные намерения."

Церковь Сен-Ле-Сен-Жиль

Церковь Сен-Ле (église St-Leu-St-Gilles), одна из самых старых в Париже, сохранившая в своей архитектуре еще романские черты. Главным фасадом она выходит на ул. Сен-Дени - прямо на многочисленные секс-шопы и иные заведения сомнительного толка. Противоположная ее часть смотрит на бульвар Севастополь, названный так в честь взятия нашего города англо-французскими войсками во время Крымской войны.
В церкви Сен-Ле хранится одна из христианских святынь – мощи св. царицы Елены, матери императора Константина, который первым из римских императоров принял христианство и в IV веке сделал его официальной религией империи. Так что если вы Елена и желаете поклониться той, в честь кого названы, вам прямой путь сюда.

XXX. МИЛЕДИ

"Д'Артаньян незаметно последовал за миледи; он видел, как она села в карету, и слышал, как она приказала кучеру ехать в Сен-Жермен. Бесполезно было бы пытаться пешком преследовать карету, уносимую парой сильных лошадей. Поэтому д'Артаньян отправился на улицу Феру. На улице Сены он встретил Планше; тот стоял перед витриной кондитерской, с восторгом разглядывая сдобную булку самого аппетитного вида."

Кондитерская на улице Сены

Здесь речь идет не о Сен-Жерменском предместье Парижа (нынешнем Сен-Жермен-де-Пре), а о местечке Сен-Жермен-ан-Лэ (St-Germain-en-Laye) в нескольких десятках километров от города. Тогда понятно, почему д'Артаньян не стал гнаться за каретой, а пошел домой через Сен-Жермен-де-Пре. А лучшая кондитерская на ул. Сены – это "Gérard Mulot". Здесь есть и что поразглядывать в витринах, и что попробовать...

http://www.infrance.ru/paris/art-paris/ … review.jpg

0

21

ЧАСТЬ ВТОРАЯ *
I. АНГЛИЧАНЕ И ФРАНЦУЗЫ

"В назначенное время друзья вместе с четырьмя слугами явились на огороженный пустырь за Люксембургским дворцом, где паслись козы. Атос дал пастуху какую-то мелочь, и тот ушел. Слугам было поручено стать на страже. Вскоре к тому же пустырю приблизилась молчаливая группа людей, вошла внутрь и присоединилась к мушкетерам; затем, по английскому обычаю, состоялись взаимные представления."

Люксембургский дворец от улицы ТурнонЛюксембургский дворец был построен к 1625 году и «снаружи», т.е. если смотреть со стороны центра города, он с тех пор почти не изменился.

В средние века в этих местах находился замок Вовер, пользовавшийся весьма дурной репутацией - якобы обитала здесь нечистая сила в виде получеловека-полузмеи. По этой причине король Филипп-Август даже оставил окрестные земли вне городских стен. После гибели Генриха IV Мария Медичи решила покинуть нелюбимый и опустевший Лувр и построить себе уединенный дворец, который напоминал бы ей о родной Италии. Она выкупила близлежащие поместья, в том числе и дом герцога Франсуа Люксембургского, имя которого и получил впоследствии возведенный здесь дворец.

http://www.infrance.ru/paris/art-paris/ … review.jpg
http://www.infrance.ru/paris/art-paris/ … review.jpg

А пустырь за дворцом постепенно превратился в роскошный Люксембургский сад, но произошло это несколькими десятилетиями позднее, хотя уже на плане 1630 года просматриваются и фонтан и первая ограда сада. О Люксембургском саде можно говорить много, но лучше, мне кажется, на него посмотреть.

"Прощаясь с д'Артаньяном, лорд Винтер сообщил ему адрес своей сестры; она жила на Королевской площади, в модном для того времени квартале, в доме №6. Впрочем, он вызвался зайти за ним, чтобы самому представить молодого человека."

Площадь Вогезов, дом королевы.Королевская площадь называется сейчас площадью Вогезов (Place de Vosges). Создавалась она во времена Генриха IV специально для королевского двора: каре однотипных домов для придворных и аристократии, среди которых два дома отличались от остальных по высоте: для короля - с южной стороны площади, и для королевы – с северной. Генрих собственноручно сделал набросок проекта площади, а также запретил делить особняки между наследниками хозяев, предписав передавать их только целиком от отца к старшему сыну. Возможно, благодаря этому площадь практически полностью сохранилась до наших дней в первозданном виде.
Нынешним своим названием площадь обязана революции: в 1800 году провинция Вогезы первой выплатила так необходимые революции налоги, за что и была увековечена. Что ж, у каждого времени свои герои.
Дом миледи и Виктора Гюго

http://www.infrance.ru/paris/art-paris/ … review.jpg

Дюма поселил Миледи не куда-нибудь, а в дом где в те времена проживал Виктор Гюго - близкий друга Дюма и его соперник на литературном поприще. Намек очевиден, только вот на что? Возможна, например, такая параллель: в этом же доме в XVII веке проживала знаменитая парижская куртизанка Марион Делорм, которой сам Гюго посвятил одноименный роман. Делорм некоторое время была любовницей Ришелье, который пошел на этот шаг из политических соображений (хотя, вполне может быть, так же и по личному интересу). Поэтому возможно, что Миледи унаследовала некоторые черты от Марион. Правда, в отличие от Миледи, Марион Делорм вовсе не убивала герцога Бэкингема, а напротив, как утверждают, была и его любовницей тоже.

Сейчас в историческом доме под номером 6 находится музей-квартира Виктора Гюго.

http://www.infrance.ru/paris/art-paris/ … review.jpg

0

22

II. ОБЕД У ПРОКУРОРА

"Между тем дуэль, в которой Портос сыграл столь блестящую роль, отнюдь не заставила его забыть об обеде у прокурорши. На следующий день, после двенадцати часов, Мушкетон в последний раз коснулся щеткой его платья, и Портос отправился на Медвежью улицу с видом человека, которому везет во всех отношениях."

Медвежья улица
Коротенькая Медвежья улица (rue aux Ours, метро Etienne Marcel) проходит между старинной улицей Сен-Мартэн, которая существовала, наверное, когда еще и города-то самого не было, и молодым бульваром Севастополь, пробитым сквозь городскую ткань энергией барона Османа. В древние времена - а история этой улицы начинается в XIII веке - здесь было много харчевен и лавок, торговавших жареным мясом и птицей; называлась тогда улица Гусиной (rue aux Oues; Oues - старая форма слова Oies - гуси). Со временем, гуси, видимо, выросли до размеров медведей - всего-то дел было одну букву поправить. А нынче тут собираются геи, так что может медведи скоро поголубеют.

http://www.infrance.ru/paris/art-paris/ … review.jpg


IX. ВИДЕНИЕ

Вид на Пале Шайо и 16-й округ с Эйфелевой башни"B ближайшую среду, - говорилось в письме, - между шестью и семью часами вечера прогуливайтесь по дороге в Шайо и внимательно вглядывайтесь в проезжающие кареты, но, если вы дорожите вашей жизнью и жизнью людей, которые вас любят, не говорите ни одного слова, не делайте ни одного движения, которое могло бы показать, что вы узнали особу, подвергающую себя величайшей опасности ради того, чтобы увидеть вас хотя бы на мгновение".

Когда-то Шайо был деревушкой на правом берегу Сены. Теперь это фешенебельный 16-й округ Парижа.
http://www.infrance.ru/paris/art-paris/ … review.jpg

"Но Д'Артаньян был вместе и упрям и любопытен. Он вбил себе в голову, что пойдет во дворец кардинала и узнает, что хочет ему сказать его высокопреосвященство. Ничто не могло заставить его изменить решение. Они приехали на улицу Сент-Оноре и на площади кардинальского дворца застали двенадцать вызванных ими мушкетеров, которые прогуливались, поджидая товарищей."

http://www.infrance.ru/paris/art-paris/ … review.jpg
http://www.infrance.ru/paris/art-paris/ … review.jpg

Кардинальский дворец был построен по заказу и при непосредственном участии Ришелье. Это было одно из его любимых детищ, он переехал сюда еще до окончания строительных работ. Здесь же он и умер в 1642 году, завещав дворец вместе со всем содержимым королю. Однако меньше чем через полгода после смерти великого кардинала в иной мир отправился и Людовик XIII. После этих событий во дворец перебралась Анна Австрийская со своими малолетними сыновьями - будущим королем-солнцем Людовиком XIV и его младшим братом Филиппом Орлеанским. Вот тогда-то и превратился Пале-Кардиналь в Пале-Руаяль, т.е. в Королевский дворец. Правда, в 1651 года королева-мать дворец покинула, да не просто покинула, а еле спаслась бегством от "взрыва" Фронды (как вы помните, исключительно благодаря усилиям д'Артаньяна ) и больше уже сюда не возвращалась. Но название у дворца сохранилось, хотя короли здесь больше никогда не жили.

Не так давно внутренний двор Пале-Руаяля был "обогащен" творением современного модернистского искусства. Ох, видел бы Ришелье, во что превратился ныне его любимый дворец... :)

0

23

X. ГРОЗНЫЙ ПРИЗРАК

"д'Артаньян уже выступил в поход со своей ротой. Дойдя до предместья Сент-Антуан, он обернулся и весело взглянул на Бастилию..."

Сент-Антуанские ворота примыкали непосредственно к стене, окружавшей Бастилию и являвшейся частью городских стен. Сразу за воротами начиналось Сент-Антуанское предместье. Теперь это там, слева от здания новой Оперы, если смотреть на снимок.

http://www.infrance.ru/paris/art-paris/ … review.jpg

Уходом мушкетеров на осаду Ла-Рошели заканчивается "парижская" часть романа и завершается наша прогулка по мушкетерским местам Парижа.

0

24

Спасибо!! Очень интересно))) Захотелось в Париж)

0

25

Еще как захотелось)))

0


Вы здесь » Мушкетерское движение » Париж » По следам четырёх мушкетёров


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC