Мушкетерское движение

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мушкетерское движение » Наши фики » Заговор


Заговор

Сообщений 1 страница 30 из 35

1

Глава Первая. Игра начинается.
Анри почти бежал, придерживая рукой норовящую улететь под порывами ветра шляпу и ежеминутно поскальзываясь на мокрой мостовой. Февральский дождь лил уже вторые сутки, стеной накрыв Париж и напуская на горожан сонливость и полное нежелание выходить из дома.
- Чёрт! – не выдержал юноша, в очередной раз едва сохранив равновесие.
До дома его друга, виконта де Бражелона, было уже недалеко, однако вымокшему насквозь Анри казалось, что цель только отдаляется от него. Странно, ведь их рота сегодня не несет караул, никаких особых поручений у молодого человека не было, но кое-что все же заставило его второпях покинуть тёплую квартиру на улице Шерш-Миди и направиться к другу.
Наконец впереди показался заветный дом, где снимал несколько комнат виконт. Из последних сил взбежав на крыльцо, юноша постучал в дверь, дрожа от холода. Дверь распахнулась в ту же минуту.
- Анри! – воскликнул Рауль, плотно кутаясь в халат. – Что-то случилось?
- Случилось, мой друг, случилось…
- Входи же! Я увидел тебя в окно, и у меня сразу появилось нехорошее чувство, поэтому я поспешил тебе открыть вперёд Жана, - виконт посторонился, пропуская друга. – Ты весь промок! Поговорим позже, и слышать ничего не хочу. Жан! Горячий чай в мою комнату и халат шевалье!
- Благодарю, Рауль, но времени мало, - кивнул Анри, скидывая мокрый плащ на руки слуге.
- Ты простудишься!
Махнув рукой, Анри с наслаждением укутался в тёплый халат и опустился в кресло камина, принимая от Жана чай. Минут пять друзья сидели молча, слушая потрескивание поленьев в камине и шум дождя за окном. Виконт не выдержал первым.
- Анри, Вы неисправимы. К чему такая спешка? Можно было отправить ко мне слугу или хотя бы взять карету!
Будучи на несколько лет младше друга, Рауль во многих вопросах сохранял трезвый ум и рассудительность, опекая импульсивного д’Эрбле.
- На мостовой у лошади скользят подковы, а переулок так размыло, что карета и вовсе увязла бы. А моё послание заставило бы Вас, Рауль, бежать ко мне не менее быстро, - тряхнул влажными волосами шевалье.
- Луиза?.. – побледнел Рауль.
- Нет, это ты неисправим… - в моменты волнения друзья обращались друг к другу «на ты».
- Прости…
Луиза де Лавальер, безоглядная любовь де Бражелона, уже достаточно давно предпочла ему симпатию короля, однако Рауль по-прежнему не терял надежды, оставаясь, быть может, только в этом вопросе по-детски наивным.
- Забудем. Ты знаешь, что королеве снова хуже?
Виконт кивнул. Болезнь Анны Австрийской, тщательно скрываемая от народа, не была тайной при дворе, и о малейших переменах в самочувствии Её Величества вполголоса говорили от коридоров Лувра до его же конюшен.
- И вот Людовик решил, воспользовавшись этим, устроить поездку. Едет весь двор, кроме нескольких фрейлин и самой королевы-матери. Вполне понятно его желание развеяться, учитывая, что молодая королева навещает родителей. Но…
- Что? – вновь не выдержал юноша.
- Заговор, Рауль. Жаклин слышала разговор фрейлин, только имена она не стала сообщать из известных опасений.
- Когда король уезжает? И против кого именно заговор? – в глазах де Бражелона блеснул задорный огонек.
- Против королевы-матери. Король уезжает послезавтра, и она останется здесь практически одна.
- А Ваша матушка?
- Герцог срочно вытребовал её. Он настаивал и на моем приезде, но я сослался на службу. А герцогиня?
- Она в провинции, в одном из имений. Даже если я сумею её предупредить, она не успеет ничем помочь. Дю Валлон в Англии, Анжелика в монастыре…
- Остаёмся мы втроём… - задумчиво проговорил д’Эрбле, медленно допивая чай. – Причём Жаклин лучше остаться в Лувре, хоть это и совсем не безопасно.
- Королева знает?
- Нет. Даже об отъезде Людовика.
- Король жесток, - вздохнул Рауль.
- Это известно многим…
- Виконт… - в двери показалась голова Жана.
- Да?
- К Вам граф де Вард.  Очень настойчив.
Друзья переглянулись, и Анри кивнул.
- Я сейчас спущусь, Жан. Предложи гостю вина в гостиной, он наверняка замёрз, - де Бражелон поднялся с кресла и, указав слуге на д’Эрбле, прижал палец к губам и покачал головой.
Жан кивнул и, ещё не до конца закрыв за собой дверь, нарочито громко произнёс:
- Господин граф, виконт сейчас будет. Он не вполне здоров и просил его извинить.
Анри усмехнулся: Жан перенял умение Гримо понимать господ с полуслова. Рауль, подойдя вплотную к другу, прошептал:
- Я оставлю дверь приоткрытой, тебе будет слышен наш разговор, если встанешь около неё. Только молчи.
Шевалье кивнул и занял позицию у входа в комнату. Переодевшись, виконт вышел, как и было оговорено, неплотно прикрыв дверь.
Д’Эрбле стоял, напряженно вслушиваясь, чтобы ничего не упустить. Появление в доме его друга сына заклятого врага д’Артаньяна по меньшей мере странно.
- Приветствую Вас, граф, - проговорил Рауль, спускаясь по лестнице.
- Добрый день, виконт! Как Ваше здоровье?
Молодые люди обменялись рукопожатиями и сели к столу в гостиной. Жан подал фрукты и бокал для виконта и вышел из комнаты, не закрывая дверь. Рауль мысленно отметил наблюдательность верного слуги.
- Благодарю, неплохо. Лёгкий насморк, при такой-то погоде. Что привело Вас ко мне? – как можно вежливее ответил юноша, наливая графу и себе вино.
-  Понимаю Ваш удивление, - усмехнулся гость, беря бокал. – Признаться, я не обратился бы к Вам… Вы помните, что наши отцы были знакомы?
- Я помню, что Ваш отец был неплохо знаком с господином д’Артаньяном, другом моего отца, - усмехнулся уже де Бражелон. – Поэтому давайте лучше не будем затрагивать прошлое.
- Как Вам угодно, - склонил голову граф, однако Рауль заметил, что его слова задели собеседника. – И всё же мой отец рассказывал мне о Вашем исключительно как о человеке благородном и преданном своим убеждениям…
- Позвольте перебить Вас, сударь! – не выдержал виконт. – Всё, что Вы говорите, несомненно так, но замечу также, что мой отец предпочитал говорить исключительно о деле, и тут я его весьма поддерживаю!
- Понимаю Вас. К сожалению, я не имею чести быть близко знакомым с Вами, Рауль, и, тем более, быть Вашим другом..
Виконт решил не перебивать, уловив, что суть близка.
- …но я знаю, как ваш отец поддерживал королей, и уверен, что Вы тоже… - дождавшись утвердительного кивка, де Вард отпил вина. – Рауль, я предлагаю Вам дело.
Наверху всё слышавший Анри едва не потерял равновесие, быстро всё поняв.
- Я слушаю Вас, граф, - Рауль тоже начал понимать, в чём дело.
- Король уезжает. Куда – пока держится в тайне. Её Величество Мария Терезия сейчас в Испании, а королева-мать нездорова и останется в Лувре. Все думают, что король хочет просто отдохнуть, на самом же деле он собирается вдали от двора ввести ряд новых указов, ослабляющих власть кардинала и королевы-матери. Последнюю он и вовсе хочет отправить на юг страны или даже в Испанию якобы с целью поправки здоровья…
- И что Вы мне предлагаете? – еле сдерживая эмоции, спросил де Бражелон, которого этот план практически вывел из себя.
- Королева знала Вашего отца, он не раз помогал Их Величествам, и она будет доверять его сыну. Я предлагаю Вам сопровождать Анну Австрийскую в Испанию.
«Ссылка», - мелькнуло в голове Рауля.
- Мне нужно ответить сейчас?
- Что Вы, Рауль! – улыбнулся де Вард, одним глотком допивая вино. – Короля не будет две недели. Одна в Вашем распоряжении. Разумеется. По завершении мероприятия Его Величество Вас отблагодарит, - граф положил на стол характерно звякнувший мешочек довольно внушительного размера.
«Уловка. Обо мне просто забудут и не дадут никому вспомнить. В лучшем случае», - подумал виконт, а вслух произнёс:
- Я должен буду ехать один?
- Разумеется, нет. Будут люди, имена которых станут Вам известны позже. Как и мне…
«Врёт», - вздохнул Рауль.
- …Вы знаете фрейлин Её Величества?
- Некоторых.
- Мадемуазель д’Артаньян?
- Знаком.
Д’Эрбле побледнел, но продолжил прислушиваться.
- Вы поддерживаете с ней какие-либо отношения?
- Ни малейших. Мы встречались с ней только на похоронах её отца, - юноша решил, что раскрывать всей правды не стоит.
- Тогда Вас не должно расстроить то, что король отправит её в монастырь, поскольку считает, что она напоминает королеве-матери о прошлом, ухудшая этим её самочувствие.
- На то воля короля, - спокойно произнёс Рауль, хотя внутри у него всё похолодело.
Анри побледнел ещё сильнее и еле поборол в себе желание спуститься в гостиную. Понимая, что сейчас речь пойдёт о нём, ведь их дружба с виконтом известна многим, он отошёл обратно к камину и сел в кресло, чтобы ничего не слышать.
- Я рад, что Вы понимаете. Рауль, позвольте мне напоследок попросить Вас кое о чём?
- Слушаю Вас, граф.
- При дворе знают о Вашей дружбе с шевалье д’Эрбле. Он прекрасный молодой человек, я с удовольствием познакомился бы с ним поближе, но Вы должны помнить, что его отец был не в лучших отношениях с королём. Да и некоторые факты биографии шевалье выглядят не лучшим образом…
- Допустим.
- Вскоре после возвращения Его Величество планирует поход. Вашему другу будет предложена возможность проявить себя.
- Понимаю.
- И Вы понимаете, что об этом нашем разговоре никому знать не стоит.
- Понимаю.
- Я рад, что мы с Вами нашли общий язык, виконт. Я оставил Вашему слуге свой адрес, чтобы Вы знали, где меня найти по истечении недели. До скорой встречи! – граф поднялся из-за стола.
Молодые люди снова пожали друг другу руки, и де Бражелон лично проводил гостя. Затем юноша, отдав некоторые указания Жану, направился наверх, представляя, какой тяжёлый разговор с другом ему сейчас предстоит.
Сидящий в кресле Анри поднял опустошенный взгляд на вошедшего Рауля.
- Ты не слушал? – удивился виконт, садясь рядом.
- После слов про Жаклин не стал слушать дальше.
- Вард говорил про тебя…
- Я догадался, - невесело усмехнулся юноша.
Рауль пересказал другу слова графа.
- Ну да, если меня не убьют в этом походе, они придумают что-то еще. Только в Испанию путь мне будет заказан. Твои мысли по поводу всего этого?
- Самые разные. Одного не могу понять: почему де Вард спокойно пришёл ко мне? Он столько говорил об отце, неужели он мог рассчитывать, что я куплюсь на это всё? – де Бражелон с презрением бросил мешочек с деньгами на каминный столик.
- Рауль, боюсь преувеличивать, но подозреваю, что мы слишком многого не знаем. Игра затевается не только против королевы-матери, Людовику не нужен двор со взглядами его отца и, тем более, Ришельё. Предполагаю, что де Вард сам умело используется кем-то вышестоящим, и его голова, прости за сравнение, тоже полетит.
- Пожалуй, соглашусь. Стоит попытаться поговорить с королевой?
- Возможно. Но сейчас король ещё в Лувре, а после его отъезда может быть уже поздно… Рауль, не пойми меня неправильно, но, может, ты согласишься на предложение Варда?
- Мой друг, Вы шутите?! – вскричал виконт.
- Я же просил понять меня… Мы с Вами сидим практически напротив окна. Вы можете быть уверены, что за нами не наблюдают из соседнего дома?
Рауль ошеломлённо посмотрел на друга, встал и, подойдя к окну, задёрнул шторы.
- Я не говорю ещё о том, - будто бы не заметив нервного порыва де Бражелона, продолжал Анри, - что у стен есть уши, и мы с Вами можем доверять только друг другу, находясь на краю света. Несомненно, при Ришельё шпионаж был распространён больше… Я неверно выразился. Тогда все знали, что за ними наблюдают, сейчас же мы можем только догадываться, хотя методы особенно не изменились. Я думаю, что если Вы откажетесь от этого мероприятия, а я дам понять, что всё знаю, мы протянем ещё меньше.
- Но у меня есть ещё неделя! – Рауль вернулся в кресло.
- Есть, я не отрицаю этого. Но ответ всё же лучше дать раньше, согласитесь.
Виконт кивнул.
- Рауль, мы с Вами оказались практически в ловушке, - д’Эрбле поднялся и начал расхаживать по комнате. – Нужно каким-то образом предупредить Жаклин… Разумеется, это сделаю я, только как…
- Анри, думаю, в основном под наблюдением буду я, поэтому Вы можете направиться прямиком в Лувр. Только, прошу Вас, будьте осторожны! А я всё же отправлю письмо матушке. Постараюсь написать так, чтобы было как можно менее понятно.
- Соглашусь. Рауль, из этого дома один выход?
- Нет, есть так называемый чёрный ход, им часто пользуются слуги. Я могу попросить Жана проводить Вас.
- Хорошо, но чуть позже, - юноша снова сел в кресло.
Комната погрузилась в тишину. Анри думал о том, как ему уберечь Жаклин, де Бражелон мысленно составлял письмо матери.
Настенные часы пробили полдень.
- После обеда королева, если может, выходит на прогулку по саду. Жаклин обычно с ней. Как ты думаешь, стоит ли мне попытаться там поговорить с ней? – вдруг вспомнил Анри.
- Вполне. Если Её Величество не выйдет, то, скорее всего, будет отдыхать, тогда Жаклин тем более сможет поговорить с тобой.
- Ты прав.
- Жан! Одежду шевалье! – позвал виконт.
Переодевшись, д’Эрбле попрощался с другом и попросил слугу вывести его через чёрный ход. Дождь практически перестал идти, превратившись в неприятную морось. Поёжившись, Анри плотнее укутался в плащ и направился во дворец.

Продолжение следует...

0

2

Глава вторая. Тучи сгущаются.
Подходя к Лувру, Анри решил зайти через заднюю калитку, опасаясь встретить кого-нибудь из так называемых «врагов». Привратник, узнав юношу даже без мушкетёрского плаща, пропустил его. Анри направился к саду, надеясь увидеть там гуляющую королеву, однако сад был пуст: по всей видимости, Анна Австрийская и в самом деле неважно себя чувствовала, к тому же, по-прежнему моросящий дождь вполне мог помешать прогулке. Вздохнув, шевалье пошёл ко входу во дворец.
В Лувре было на удивление тихо. Д’Эрбле даже засомневался, действительно ли король уедет только послезавтра. Однако на пути к комнатам фрейлин королевы-матери ему встретилась Атенаис де Тонне-Шарант, фрейлина Марии-Терезии и подруга мадемуазель де Лавальер. Юноша не поддерживал с Атенаис никаких отношений, но Рауль как-то их знакомил, поэтому пройти мимо было бы просто невежливо.
- Добрый день, мадемуазель! – улыбнулся он, приподняв шляпу и поцеловав руку девушки.
- Добрый, шевалье! – де Тонне-Шарант присела в реверансе. – А что, разве ваша рота сегодня в карауле? Но нет, Вы не в форме…
- Я здесь исключительно по личным делам.
- Понимаю, - кивнула фрейлина; об отношениях Анри с мадемуазель д’Артаньян знали практически все. – Если Вы ищете Жаклин, то я видела её у спальни королевы-матери не далее, как четверть часа назад.
- Благодарю Вас, сударыня! Разрешите откланяться! – д’Эрбле снова приподнял шляпу и, после ответного кивка Атенаис, направился дальше по коридору. Как ему отзовётся эта встреча, он не знал, но, зная о революционных настроениях мадемуазель де Тонне-Шарант, полностью спокойным быть не мог.
Дверь в комнату, где жила Жаклин, была закрыта, и Анри коротко постучал. Через минуту дверь открылась, и выглянула молоденькая белокурая девушка, имени которой шевалье не знал.
- Добрый день, сударь! Вы хотели кого-то увидеть? – девушка присела в реверансе.
- Добрый день. Да, я надеялся увидеть мадемуазель д’Артаньян…
Фрейлина быстро оглянулась и, плотно прикрыв дверь, вполголоса проговорила:
- Вы – Анри д’Эрбле?
- Да, мадемуазель.
- Я могу доверять Вам, сударь?
- В полной мере.
- Мадемуазель д’Артаньян полчаса назад была у Её Величества, и в это время туда зашёл Его Величество. Он не  пробыл там и пяти минут, а вскоре Жаклин выбежала оттуда, чем-то встревоженная, и, не сказав нам ни слова, куда-то исчезла! – всё так же вполголоса прощебетала девушка.
Анри побледнел
- Благодарю Вас, мадемуазель… Как Ваше имя? – он через силу улыбнулся.
- Клер… - покраснела фрейлина, снова приседая.
- Клер, я очень Вас благодарю за то, что Вы мне всё это рассказали. Когда мадемуазель д’Артаньян вернётся, передайте ей, пожалуйста, что я её искал.
- Хорошо!
Д’Эрбле поцеловал руку Клер и быстрым шагом направился к выходу.
«Куда она могла пойти… Нет, что сказал Людовик?!» - размышлял юноша. Выходя через всё ту же заднюю калитку, он коротко кивнул привратнику и вдруг краем глаза заметил смутно знакомую ему женскую фигурку в чёрной накидке с поднятым капюшоном, садящуюся в карету без гербов, обтянутую сукном также чёрного цвета. Анри прибавил шагу, но разглядеть лица девушки всё же не успел. Раздался крик кучера, и карета резко двинулась с места. Анри остановился в раздумьях, что делать дальше. На мгновение в его голове мелькнула мысль о том, что Жаклин могла пойти к нему. Ни секунды более не раздумывая, юноша остановил первую же пустую карету и приказал кучеру гнать на Шерш-Миди.
Едва войдя в свою квартиру, он, не снимая плаща и шляпы, накинулся на слугу с расспросами.
- Сударь, приходила мадемуазель д’Артаньян, оставила записку в Вашей комнате! Уж как я просил её подождать, но она куда-то так спешила… - оправдывался ошеломлённый Роже, но Анри, уловив необходимое, не дослушал и понёсся в свою спальню.
На прикроватном столике, под книгой, которую он читал в эти дни, виднелся краешек сложенного листа бумаги. Юноша схватил его, развернул и выдохнул, увидев почерк любимой:
«Анри!

...... (продолжение следует, не успел набрать)

+1

3

На самом интересном месте!

Отредактировано Мари де Шеврез (2010-05-03 22:38:34)

0

4

Эх, Анри... Как всегда... продолжение следует)

0

5

Да, я интригую)))

0

6

Окончание второй главы)))

«Анри!
Происходит что-то непонятное. Сегодня после обеда я помогала Её Величеству лечь, когда вошёл король. Не осведомившись о самочувствии матери, он с порога сообщил ей, что уезжает, и тут же вышел, не дождавшись ответа королевы. Её Величеству стало дурно, я подала ей воды, а она попросила меня уйти, сказала, что будет отдыхать. Но, закрывая дверь, я услышала её плач. Ты помнишь, как я рассказывала тебе, что королева ничего не знает, но я была уверена, что Людовик сообщит ей всё более мягко! Что-то определённо происходит, я всё более уверяюсь, что это заговор!
Я надеялась застать тебя, но Роже сказал, что ты у Рауля. Идти к нему у меня нет времени, я не хочу надолго покидать королеву. Приходи сегодня в шесть пополудни к северному входу, нам нужно поговорить обо всём этом. С любовью, Ж».
Быстро прочитав записку, юноша вздохнул. Он постоянно поражался безрассудству любимой: только она могла не боясь оставить столь подробное письмо у него в доме, хотя найти его мог кто угодно. Квартира Анри находилась на первом этаже небольшого дома, и залезть в окно особого труда не составляло, учитывая притом нерасторопность немолодого слуги.
Д’Эрбле не стал звать Роже, вышел в гостиную и разжёг камин, бросив в огонь записку. Затем, сняв, наконец, плащ и шляпу, он вернулся в спальню и принялся размышлять. Идти к другу ему представлялось невозможным, ведь подобная неосторожность могла стать роковой для обоих. Тем не менее, как-то предупредить Рауля стоило, но Анри решил оставить это на вечер, решив дождаться, когда стемнеет. Однако до назначенного д’Артаньян времени нужно было чем-то заняться, и юноша взялся за книгу.
Тем временем Рауль дописал письмо матери, коротко изложив в нём свои будничные дела, стараясь при этом подбирать слова так, чтобы повествование казалось как можно более небрежным, и любой, кто прочитал бы его, подумал бы, что сын просто отчитался о своей жизни, чтобы ей не о чем было волноваться. О сложившейся же ситуации де Бражелон обмолвился лишь одной фразой, затесав при этом её в середину письма, в самую гущу незначительных подробностей:
«…В трактире, где мы обычно бываем с друзьями, снова подают плохое вино, поэтому я всё чаще бываю дома. Вот только твоя любимая канарейка совсем заболела, а ей приходится оставаться одной, и я всерьёз за неё опасаюсь. Однако де Виньон принёс на днях неплохую книгу, что не позволяет мне скучать…»
Герцогиня часто рассказывала виконту, что Анна Австрийская в молодости очень любила петь и часто занималась этим во время занятий рукоделием, и де Шеврез, пользуясь привязанностью к ней царственной особы, прозвала её канарейкой, впрочем, называя так королеву только наедине.
Подозвав Жана, де Бражелон велел как можно скорее отправить письмо. Расторопный слуга тут же бросился исполнять поручение.
Оставшись один, Рауль задумался обо всём происходящем. От друга не было никаких известий, но беспокоиться по этому поводу вряд ли стоило, ведь лишний раз видеться им было опасно. Виконт пытался придумать, чем ещё можно улучшить ситуацию. Обратиться ему было больше не к кому. Нет, друзья в полку и среди парижских дворян у него, разумеется, были, но доверять им настолько вряд ли было возможно. Мушкетёрская выручка и беззаветная дружба времён его отца уже не имела столь широкого распространения. Выходит, что кроме письма герцогине Рауль пока ничего предпринять не мог. Оставалось ждать того, что удастся узнать Анри, и лишь потом пытаться действовать.

Продолжение следует...

0

7

Эх, придется  вместе с героями сидеть и ждать))) Ох уж это бездействие...

0

8

Глава третья, которой автор удивлён не меньше своих героев.
Часы пробили половину шестого. От их звона Анри открыл глаза, с удивлением обнаружив, что уснул с открытой книгой. Однако времени до встречи оставалось немного, и юноша, предварительно предупредив слугу, что вернётся поздно, вышел на улицу.
Когда д’Эрбле был у северной калитки, шести ещё не было. Привратник читал книгу и не обратил никакого внимания на подошедшего. Анри, надвинув шляпу поглубже, прислонился к забору. Дождь прекратился окончательно, но дул пронизывающий до костей ветер. Было уже достаточно темно, и шевалье мог остаться неузнанным всеми, кроме Жаклин.
Он ожидал минут десять, когда сзади послышались лёгкие шаги и кто-то тронул его за плечо. Обернувшись, Анри с облегчением увидел Жаклин.
- Анри! – негромко воскликнула девушка, счастливо улыбаясь. – Я рада, что Вы пришли! С Вами всё в порядке?
- Да, да, дорогая Жаклин! Расскажите же мне всё, умоляю!
Молодые люди немного отошли от дворцовой ограды.
-Конечно, я расскажу, только у меня совсем мало времени – королеве снова хуже.
Анри кивнул, и мадемуазель д’Артаньян ещё раз пересказала ему то, что уже писала в записке, дополнив рассказ лишь тем, что Анна Австрийская не вышла к ужину, а король, вопреки обыкновению, даже не зашёл к ней. Д’Эрбле же, в свою очередь, сообщил ей о своём визите к Раулю и о посещении последнего графом де Вардом, не умолчав обо всех подробностях.
- Боже мой! – невольно вскрикнула Жаклин. – Так, значит, в опасности не только королева…
- В том и дело. Мазарини умер меньше месяца назад, а Людовику уже захотелось полного единовластия и уничтожения старой гвардии.
- Анри, мы не можем знать всех его мотивов… Что собирается делать виконт?
- Я уговариваю его согласиться на предложение де Варда. Сейчас за ним, скорее всего, будут следить, а если он в ближайшее время даст своё согласие, это хотя бы немного развяжет нам руки.
- В твоих словах есть доля разумного… Я постараюсь поговорить с Её Величеством, как только она будет чувствовать себя получше. Ей необходимо всё знать. Анри, мне нужно идти…
- Да, я понимаю…
Ещё минутку постояв вместе, молодые люди договорились встретиться здесь же и в то же время на следующий день.
Проводив девушку взглядом, д’Эрбле вздохнул и направился к дому Рауля. По дороге он постоянно украдкой оглядывался по сторонам, чтобы, насколько было возможно в темноте, убедиться, что за ним никто не наблюдает.
До друга Анри добрался без приключений. Дверь открыл Жан, сообщил, что виконт ужинает, и предложил шевалье присоединиться. Изрядно проголодавшийся юноша предложение принял и проследовал за слугой.
- Анри! – де Бражелон вскочил из-за стола, увидев входящего в столовую шевалье. – Всё в порядке?
- Не переживайте, мой друг, все живы, - мрачно пошутил Анри, садясь к столу, - но мне есть, о чём Вам рассказать. Только, прошу, давайте сначала поедим, я сегодня совершенно забыл о пище.
Нервно засмеявшись, Рауль велел Жану принести тарелку для друга, и молодые люди принялись за ужин.
...

Продолжение главы следует...

0

9

Анри, прошу Вас, не мучайте читателей! *улыбка*

0

10

Это великолепно! Жду продолжения))

0

11

Немного утолив голод, Анри откинулся на спинку стула и устало посмотрел на друга.
- Вы виделись? – спросил тот, второпях доедая салат.
- Виделись… - вздохнул д’Эрбле и рассказал виконту обо всех своих приключениях и о том, что узнал от Жаклин.
Выслушав, Рауль присвистнул:
- Всё куда сложнее, чем мы с тобой думали… Насколько плохо себя чувствует королева?
- Не знаю. Но, думаю, сильно, иначе Жаклин поговорила бы с ней, они много времени проводят наедине.
- Не забывайте, мой друг, у стен есть уши…
- Да-да, Рауль. Но всё же, вспоминая рассказы отца, я думаю, королева нашла бы способ поговорить с ней.
Друзья на минуту замолчали, подумав об одном и том же: о бессмертной истории с подвесками.
- Анри, оставайся сегодня у меня? – вдруг предложил де Бражелон. – Разумеется, ещё не слишком поздно возвращаться домой. Но в свете последних событий…
Анри удивленно посмотрел на друга.
- Не подумай, что я чего-то боюсь! – воскликнул виконт.
- Да ну что ты, - усмехнулся д’Эрбле. – Но я предупредил Роже, что буду поздно, а ты же его знаешь, ему лишний раз волноваться нельзя… Что со мной, правда, ему редко удается. Давай уж тогда ты ко мне!
- Договорились! – оживился Рауль. – Жа-ан!
Через четверть часа молодые люди вышли на уже совсем темную улицу. Виконт предупредил слугу, что вернется только назавтра и предусмотрительно оставил свою комнату в таком виде, будто вышел на минутку и скоро будет, приказав Жану ничего не трогать.
До Шерш-Миди они шли практически молча. Дождя не было, ветер становился все тише, однако вечерняя прохлада заставляла не сбавлять шагу.
Окна квартиры Анри почему-то были темными. Юноша насторожился.
- Насколько я знаю Роже, он не ляжет спать, пока не дождется меня, - тихо сказал он Раулю, подходя к двери. – И, опять-таки, насколько я его знаю, у нас в доме не могли закончиться свечи.
Виконт молча пожал плечами. Он тоже хорошо знал слугу друга: Роже был при Анри практически с самого детства последнего, учитывая, насколько мало внимания уделял неродному сыну герцог де Лонгвиль, а Арамис был далеко, слуга, так и не женившийся, по-отечески привязался к молодому господину и всячески опекал его.
Анри постучал. За дверью не раздалось ни единого звука. Молодые люди переглянулись. Шевалье постучал снова. Тишина. Тогда он легонько толкнул дверь, которая, к удивлению обоих, с тихим скрипом открылась. Рауль хотел было что-то сказать, но д’Эрбле опередил его, прижав палец к губам, и жестом велел следовать за собой, входя внутрь. Рауль молча повиновался.
В доме было темно и тихо. Анри останавливался практически после каждого шага и прислушивался, виконт следовал его примеру, однако они так ничего и не услышали.
- Есть здесь кто? – не выдержал д’Эрбле. – Роже!
Ответа не последовало.
- Зажги свечу, Анри. Мне кажется, что мы здесь одни.
Юноша молча признал правоту этих слов и, на ощупь найдя свечу, зажег ее. Осветив прихожую, друзья окончательно убедились, что там никого нет.
- Роже! Черт… Пойдем на кухню.
Молодые люди , не гася свечи, прошли дальше. Шедший первым д’Эрбле резко остановился в дверях и еле удержался, чтобы не вскрикнуть: Роже лежал на полу, широко раскрыв глаза. Выглянувший из-за плеча друга виконт ошарашено выдохнул.
-Роже… - Анри бросился к слуге, но сразу же понял, что сдулать уже ничего нельзя. Опустившись на колени, юноша закрыл глаза верного товарища. Рауль подошел ближе и, помедлив секунду, опустился рядом, обняв друга за плечи…
Анри очнулся лишь от треска догорающей свечи. Мягко отстранив Рауля, он осмотрел Роже, но не обнаружил никаких видимых повреждений.
- Похоже, ему стало плохо с сердцем, - тихо проговорил наблюдавший виконт.
Д’Эрбле молча кивнул, смахивая слезы.
- Не уберёг я его, Рауль. Не уберёг… - прошептал он, чуть успокоившись.
- Перестань. Твоей вины нет. Если хочешь, я осмотрю дом. Здесь наверняка кто-то был.
Анри снова кивнул. Де Бражелон поднялся, зажег везде свечи и направился в обход по комнатам. Минут через десять он вернулся.
- Везде страшный беспорядок, особенно, в твоей комнате. Несомненно, был обыск.
Д’Эрбле присвистнул. «Похоже, всё ещё серьёзнее, чем мы думали», подумал он, а вслух произнес:
- Я проверю, пропало ли что-нибудь. Записку Жаклин я сжёг сразу же, поэтому вряд ли здесь можно было найти хоть что-то против любого из нас, - юноша предупредил вопрос друга.
- Хорошо. Нужно будет… Роже… - Рауль не мог подобрать слов.
- Разумеется…
Друзья легли поздно. Осмотрев дом и убедившись, что ничего не пропало, Анри принялся наводить порядок, а виконт ему помогал. Но даже уже будучи в постелях, они оба ещё долго не могли уснуть.

Продолжение следует...

0

12

Продолжения! Анри, ты уж не тяни сильно, пожалуйста...

Отредактировано Бэкингем (2010-06-15 22:49:48)

0

13

Потрясающе!))) Ждем продолжение!!

0

14

Глава четвертая. Первый гром.
Следующий день тянулся медленно и в то же время пролетел почти мгновенно. К его середине Роже был похоронен. Рауль не отходил от друга, и после похорон на кладбище у церкви Сен-Сюльпис молодые люди вернулись в квартиру Анри. Несмотря на все увещевания последнего, виконт сказал, что не уйдет домой, пока Анри не вернется из Лувра. Заставив друга поесть, Рауль снарядил его помимо шпаги и кинжала двумя пистолетами и лишь после этого, уже ближе к шести, отправил к дворцу.
Д’Эрбле добрался без приключений и принялся ожидать Жаклин. Часы пробили шесть. Анри стоял, прислонившись к дереву, как и прошлым вечером. Перед его глазами до сих пор стояла ужасная картина… Он винил себя. Часы пробили четверть седьмого. Половину. Девушки не было. Шевалье занервничал и, отойдя от дерева, приблизился к ограде. Изменив голос и надвинув шляпу как можно более глубоко, он спросил у привратника:
- Сударь, а что случилось во дворце? Я жду свою невесту, она служанка на кухне, и все не могу дождаться!
- Не могу Вам ничего сказать, сударь, весь день сегодня тихо, как тихо было и вчера, - ответил привратник и отвернулся, давая понять, что сказать ему более нечего.
Анри отошел обратно, надежно скрывшись под сенью деревьев, и застыл. «Черт возьми, что там такое могло случиться, что Жаклин не пришла?! В Лувр?.. Нет, опасно… После вчерашнего точно опасно», - думал юноша. Вдруг в мозгу пронеслась мысль. Шевалье тут же осторожно, перебежками направился к другой калитке, через которую обычно ввозили провизию. Дождавшись появления молоденькой служанки, он возник перед ней.
- Мадемуазель, простите меня... Окажите честь, помогите бедному влюбленному! – Анри напустил на себя самый возвышенно-романтичный вид, на какой только был способен, и не прогадал.
- Ах, сударь… - девушка залилась краской. – Ну разумеется, я помогу Вам, если только это в пределах разумного!
- В этом можете не сомневаться, - в руку девушки легли три монетки. – Моя невеста – фрейлина Ее Величества королевы-матери. И мы… Мы страшно поссорились, а я вскоре уезжаю на войну… Я могу просить Вас поговорить с ней, может быть, она передаст что-то на словах для бедного влюбленного офицера? – Анри говорил то, что приходило в голову.
- Как же… - глаза служанки заблестели. – Я найду ее! Как ее имя?
- Жаклин д’Артаньян. Только ни слова ей о войне! Умоляю Вас… - юноша коснулся губами руки служанки, та смущенно отдернула руку и, кивнув в знак согласия, поспешно скрылась за оградой.
Анри шумно выдохнул и прислонился к забору. Две четверти часа, прошедшие до появления его посланницы, показались шевалье вечностью. Но вот юная служанка вынырнула из темноты двора.
- Сударь… Мне очень жаль… - глаза девушки снова блестели, но на этот раз от стоявших в них слез.
- Что случилось? – внутри у юноши все похолодело.
- Сударь, мне сказали, что у Ее Величества нет такой фрейлины… Я спрашивала у многих… Одна девушка, Клер…
Анри вздрогнул.
- …ответила, что мадемуазель д’Артаньян была… Но теперь вроде не является фрейлиной и в Лувре ее нет…
Д’Эрбле побледнел, как полотно, но постарался улыбнуться.
- Она, верно, взяла отпуск и сейчас дома… Какой же я олух, нужно было сначала пойти туда! Спасибо Вам, прелестное создание, спасибо! – он торопливо поклонился и, резко развернувшись, припустил бегом в сторону улицы Старой Голубятни, где была квартира Жаклин.
До нужного места Анри добрался в очень короткое время. Взлетел по ступенькам на второй этаж, занимаемый девушкой, дернул дверь… Оказалось заперто. Он дернул еще и еще… На шум появилась хозяйка квартиры, возрастная вдова, мадам Жуэ.
- Шевалье? Вы чего здесь? Мадемуазель в Лувре, на службе… Вид у Вас такой, прям как с войны! Поход был никак?
- Был, был… Простите, мадам… Если Жаклин появится, передайте, что я заходил.
Хозяйка кивнула, проводила взглядом молодого человека и. укоризненно покачав головой, вернулась к себе, проговорив вслед:
- Совсем иные теперь нравы…
Анри вылетел на улицу и остановился. Холодный вечерний воздух обжигал легкие, но приятно холодил разгоряченное лицо. Юноша ненадолго застыл, размышляя, что же могло произойти и что ему теперь делать. Вдруг ему показалось, что у стены соседнего дома кто-то есть, причем этот кто-то намеренно прячется. Анри не шевелился. Хрустнула ветка куста и все стихло. Д’Эрбле решил, что стояние в темноте пользы не принесет, да и Рауль там наверняка уже сходит с ума от неизвестности, и быстрым шагом направился в сторону своего дома.
Всю дорогу он не мог отделаться от ощущения, что за ним следят. Юноша несколько раз сворачивал в разные закоулки, вследствие чего путь получился несколько длиннее, но это ощущение все не покидало его. Когда до Шерш-Миди оставалось уже совсем немного, в вечерней тишине прозвучал выстрел. Анри прямо-таки почувствовал, как с его головы сорвало шляпу, и тут же повалился на землю. Никаких звуков за этим не последовало. Для пущей надежности полежав некоторое время, он осторожно поднялся, искать в темноте свою шляпу даже не стал пытаться, а еще быстрее пошел к себе. Сделав последний поворот, который должен был вывести его на Шерш-Миди, он заметил, что в его окнах снова не горит свет. Ощутив все тот же холодок в груди, он подумал, что это наверняка Рауль не хочет привлекать внимания к квартире, пока хозяина там нет. Шевалье оставалось буквально два шага до крыльца, когда раздался второй выстрел, и он упал, успев ощутить жгучую боль в правой руке…
Продолжение следует...

0

15

Глава пятая. Фигуры расставлены.
Рауль, весь вечер мерявший шагами комнаты квартиры друга, изредка опускаясь в кресло или на диван, но почти сразу же вскакивая от малейшего шума, уже и в самом деле был готов сойти с ума. Как верно догадался Анри, виконт сознательно не зажигал свечи, чтобы ничем не выдать присутствия в доме постороннего. И вот, когда нервы Рауля были уже на исходе и он битых полчаса никуда не садился, на улице раздался выстрел. Де Бражелон замер. В его мозгу пронеслась мысль о том, что кто-то сейчас мог пострадать, и уже через минуту виконт открывал входную дверь.
Падая, Анри не потерял сознания. Он чувствовал, как по горящей руке струится кровь, и силился подняться, но все тело вмиг налилось свинцом, а в голове зашумело. Услышав скрип собственно входной двери, он понял, что либо спасен, либо пропал, и наудачу проговорил:
- Рауль… Это ты?..
Виконт онемел, разглядев в вечерних сумерках лежащего на земле друга. Он ничего не ответил, подхватив его под руки и постарался завести в дом. По счастью, Анри и не собирался терять сознание и мог переставлять ноги, что существенно облегчило задачу обоим. Добравшись до дивана в гостиной, они оба рухнули на него, но Рауль тут же вскочил и унесся в коридор, заперев входную дверь на все существующие на ней засовы и для надежности подперев ее тумбой. Анри же, собрав все свое самообладание, пошевелил раненой рукой и понял, что кость не задета. Тем не менее кровь продолжала течь ручьем, и юношу стремительно охватывала томительная слабость, грозящая обмороком. Тем временем вернулся влетевший по дороге в косяк де Бражелон. Он подбежал к другу и взял его за раненую руку.
- Анри! Как ты?
- Жить буду… - д’Эрбле слабо усмехнулся. – Кость цела.
- Нужно срочно перевязать руку! – Рауль вскочил на ноги, но был удержан другом.
- Подожди. Кто знает, что будет, если ты зажжешь свечи… - Анри вздохнул: слабость одолевала его все больше и больше. – Жаклин пропала…
Он пересказал ошеломленному виконту события вечера.
- Черт! – в сердцах воскликнул Рауль, заметив в то же время, что Анри вот-вот потеряет сознание. – Анри, я… Мы сейчас ничего не сможем сделать. Ты – точно. Мне нужно осмотреть твою руку и сделать перевязку, потом поговорим. Только не закрывай глаза.
Анри кивнул. Не раз попадая в жаркие стычки, как в мирное время, так и на войне, он не раз и был ранен, поэтому прекрасно знал, что если закрыть глаза, сразу теряешь сознание, а там и… Он изо всех сил наблюдал за суетящимся в комнате другом, замечая словно сквозь пелену, как тот зажигает свечи, ищет бинты и мази, приближается к нему с тазом воды…
- Не закрывай глаза! – вырвал его из полузабытья дрогнувший голос Рауля.
- Не буду…
Де Бражелон сел рядом с шевалье.
- Терпи.
Анри кивнул, и Рауль, сняв с друга плащ, быстро дернул рукав камзола, разрывая его по шву. Д’Эрбле, стиснув зубы, сделался под цвет беленых стен.
- Рубашка… - вздохнул виконт и дернул еще раз.
Анри побледнел еще больше, прерывисто дыша. Взгляду Рауля предстала залитая кровью рука друга. Осмотрев поврежденную ее часть – чуть выше локтя, виконт пришел к выводу, что стреляли из пистолета. Кость действительно была цела, но Анри потерял много крови. Де Бражелон быстрыми, умелыми движениями промыл рану, нанес мазь и туго забинтовал ее, однако кровь все никак не останавливалась, и повязка мигом покраснела. Д’Эрбле откинулся на спинку дивана, его клонило в сон, но спать было нельзя.
- Анри, ты слышишь меня? – Рауля потряхивало.
- Конечно.
- Тебе нужно отдохнуть. Я сделаю чай.
- Я пойду с тобой на кухню, - юноша не без труда поднялся с дивана, тут же подхваченный другом.
- Ну вот куда ты… Хотя ты прав: опасно оставлять тебя одного.
Молодые люди медленно дошли до кухни. Анри опустился на стул, ощущая тошноту и головокружение, Рауль зажег свечи и принялся импровизировать над ужином.
«Все складывается самым худшим образом… Анри ранен, он не сможет выйти из дома, а я его не оставлю… Как же тогда найти Жаклин? Черррт… Ладно, надо придумать что-нибудь поесть, а то ему будет совсем плохо», - думал Рауль, суетясь на кухне. Вдруг в его голове промелькнули обрывки разговора с де Вардом… «…король отправит её в монастырь», - вспомнил виконт.
- Анри. – Рауль подал другу чашку горячего чая и, выставив на стол кое-как подогретую телятину в луковом соусе, сел рядом с другом. – Помнишь, что говорил Вард о Жаклин?..
Д’Эрбле, конечно же вспомнив, побледнел еще больше.
- Срочно нужно к королеве! – он вскочил было со стула, но тут же потерял равновесие и почти упал обратно, подхваченный другом.
- Куда? С ума сошел? Друг мой, тебя только что чуть не убили, причем стреляли дважды, совпадением и не пахнет! Лувр – самое опасное для нас с тобой место. Жаклин там нет – и ты никто, к королеве тебя не пустят.
- Я ее крестник… - слабо сопротивлялся юноша.
- Да хоть Папа Римский! Прости меня, Господи… Если мы пойдем туда, то назад не вернемся, и Жаклин ты больше не увидишь точно. – Виконт с сожалением смотрел на д’Эрбле. – Поешь, прошу тебя.
- Хорошо. Что ты предлагаешь? – Анри покорно взял здоровой рукой кусок телятины.
- Сейчас мы поедим и отправимся спать. Причем, лучше делать это по очереди. Мало ли… А утром я отправлюсь к де Варду.
- А я?
Рауль усмехнулся.
- А ты будешь лежать дома и набираться сил. Я пришлю к тебе Жана. А чтобы тебе было, чем заняться… Тщательно подумай, чем мы могли за последнее время насолить королю. Ну, или не только за последнее. Кажется мне, что дело здесь не только в королеве-матери.
- Учту. Только не надо Жана, береги его, - вздохнул Анри, ощутив новый прилив тошноты при проникновении полухолодного мяса в желудок. – Не так уж мне и плохо.
На этом друзья и договорились. Когда с импровизированным ужином было покончено, виконт помог другу добраться до постели и лечь. Измученный болью и потерей крови Анри тут же уснул, Рауль же опустился в кресло у столика, зажег свечу и взял какую-то книгу, чтобы хоть некоторое время не думать о насущном.
Анри спал беспокойно, то и дело вздрагивая. На его лбу выступил холодный пот, а самого слегка потряхивало. Де Бражелон, заметив очередное его пробуждение, подошел к кровати.
- Тебе плохо?
Шевалье покачал головой.
- Снится всякая ерунда. Ложись, я посижу.
- Но ты проспал всего два часа…
- Ерунда. Ложись.
Анри переместился в кресло, захватив с собой плед, и принялся за ту же книгу. Рука немилосердно горела, повязка намокла, но тревожить рану юноше не хотелось, и он молча терпел.
Так и прошла ночь: молодые люди сменялись четыре раза, успев относительно сносно отдохнуть. Впрочем, то ли их предосторожности были замечены, то ли они были попросту напрасны, но их никто не беспокоил.
Продолжение следует...

0

16

Браво! Да Анри))))Я потихоньку балдею от вашего стиля, особенно от ударов об косяки :D Пишите друг мой, пишите, ваши читатели ждут продолжения)))))

0

17

Согласна с Д'Артаньяном!)))
Анри, умеете же Вы заинтриговать))) жду продолжения)))

0

18

Д`Артаньян, ну так темно же было! Не влетело бы мне за такое от нашего Рауля...) А вообще спасибо! Мечтаю вскоре закончить)))
Аделин де Вержи, спасибо огромное!))) Скоро все будет!))

0

19

Я думаю, Рауль поймет :)

0

20

Анри,это великолепно!

Жду продолжения))) ^^

0

21

Кэтти, мерси))) пожалуйста)))) Предпоследняя часть Мерлезонского балета глава)))

Глава шестая. Черный ход конем.
Остаток ночи прошел без приключений, и уже в шесть часов Рауль был на ногах. На скорую руку он соорудил легкий куриный суп и сделал другу перевязку. Анри чувствовал себя нормально, но от слабости, вызванной потерей крови, у него кружилась голова, поэтому он остался в постели.
- Друг мой, я очень тебя прошу: никакой самодеятельности. Ты нужен мне здоровым, иначе поиски Жаклин будут весьма затруднены, - проговорил виконт, одеваясь.
- Обещаю тебе. – Вздохнул д’Эрбле. – Буду отдыхать и думать.
Рауль кивнул, пожал здоровую руку друга и вышел. На улице он ненадолго остановился, размышляя, куда двинуться. Бумажка с адресом де Варда лежала в кармане камзола, но что-то не давало юноше покоя… Он едва удержался, чтобы не хлопнуть себя по лбу, и стремглав ринулся в сторону Бастилии. Чуть не доходя до этого места жила одна женщина, верная соратница герцогини де Шеврез. К ней-то Рауль и бежал.
Женщину, а ей в ту пору было за сорок, звали Кэт, Кэтти, но почти никто уже давно не звал ее этим именем. Едва попав в Париж, юная Кэтти оказалась на службе у миледи Винтер, отчаянной шпионки кардинала, из лап которой несколько лет спустя ее вытащила Мари и увезла в свое поместье.  Но шли годы, здоровье Кэт ослабело, и она уже не могла отдавать все силы вечным интригам герцогини, а однажды, находясь по ее делам в столице, познакомилась там с немолодым адвокатом, из бедных дворян, Филиппом де Круа, и вскоре вышла за него замуж. Мари, скрепя сердце, отпустила любимую компаньонку, впрочем, не забывая навещать ее и забрасывать письмами.
Виконт де Бражелон не так давно был представлен матерью мадам де Круа, и женщина, не имея своих детей, привязалась к юноше и, с разрешения герцогини де Шеврез, просила его обращаться к ней по любым вопросам. Рауль почел это за честь, но до сих пор к помощи женщины не прибегал, однако нынешняя ситуация, особенно, ввиду ранения Анри, требовала срочного вмешательства третьих лиц.
Через половину часа виконт стучал в скромную дверь адвоката и его супруги. Кэт была домохозяйкой, поэтому слуг семья не держала, и через пару минут мадам де Круа сама распахнула дверь.
- Виконт! – вскрикнула она, прижав руки к груди. – Какая радость! Проходите же, мой мальчик!
Женщина посторонилась, пропуская Рауля, и закрыла дверь на засов.
- Доброе утро, мадам. Простите, что я так давно у Вас не был… - де Бражелон снял шляпу.
Кэт окинула юношу взглядом, чуть задержавшимся на его лице, и направилась в кабинет мужа.
- Филипп сейчас в Сорбонне, читает лекцию. Садитесь, Рауль, здесь нам никто не помешает. И прекратите извиняться, я вижу, что Вас ко мне привело что-то важное. – Мадам де Круа села на мягкий диванчик, стоящий у стены, и испытующе посмотрела на виконта.
Рауль со вздохом опустился рядом с ней, обдумывая, как лучше начать свой рассказ. Кэт молча смотрела на него. Годы изменили эту, когда-то наивную и легкомысленную, а теперь мудрую после жизни с герцогиней де Шеврез, женщину. Виконт вздохнул еще раз и поведал супруге адвоката все, начиная от рассказа Анри и визита де Варда и заканчивая исчезновением Жаклин и ранением друга.
- Не исключено, что я могу лишиться жизни, выйдя из Вашего дома, а после можете пострадать и Вы… - закончил де Бражелон, опуская голову на руки.
Мадам де Круа потрясенно молчала.
- Рауль, не сочтите за оскорбление, но если от отца Вы унаследовали ум и хладнокровие, то от матушки – дар попадать в невероятные ситуации, - невесело усмехнулась она минуту спустя.
- Соглашусь. – Глухо проговорил виконт, не поднимая головы.
- У меня остались кое-какие связи при дворе еще со времен службы у Вашей матери. Подождите несколько минут, одну Вашу проблему я постараюсь решить прямо сейчас.
Рауль удивленно кивнул. Женщина пересела за стол мужа, взяла лист бумаги и быстро-быстро что-то написала. Де Бражелон следил за ней с немым вопросом, но Кэт лишь улыбнулась и вышла из кабинета. Отсутствовала она около десяти минут.
- Женщина, которой я написала, не последний человек при королеве, герцогиня познакомила меня с ней. Уверена, что к вечеру мы будем знать , где мадемуазель д’Артаньян. – Сказала мадам де Круа, вернувшись. – Пока не благодарите, - слегка улыбнулась она порыву де Бражелона. – Теперь что касается Вашего друга. Подозреваю, что он чем-то крепко насолил юному королю… Может быть, однако, и не он, а его отец. Заметьте, к Вам пришли с откровенным предложением спасти свою жизнь, его же сразу пытаюстся убить.
Рауль молча кивнул.
- Его опасно оставлять одного, но Вам и вправду нужно посетить де Варда и дать свое согласие на участие в этой афере. Так мы выиграем какое-то время.
- Анри говорит так же, - вздохнул виконт. – Я пойду к графу, но вечером увезу Анри к себе, он в квартире сейчас совершенно один.
- Нет, Рауль, - мягко возразила Кэт, - шевалье лучше пока пожить у меня. Он ранен, пусть и легко, но перевязки ему будут требоваться. К тому же, мой муж – уважаемый адвокат, профессор Сорбонны, с ним подчас здоровается сам король. В моем доме Ваш друг будет в безопасности. Я рада бы принять и Вас, но, увы, у нас не будет столько кроватей… Однако день Вы спокойно можете проводить здесь.
- Спасибо, мадам де Круа! – вскричал виконт, вскакивая с диванчика и понимая, что вот он, выход. – Вы так добры!
- Полноте, виконт, в отсутствие Вашей матушки я несу за Вас ответственность! – женщина озорно улыбнулась, и ее глаза сверкнули совсем как тогда, лет двадцать назад, когда она была в гуще всех событий.
- И все равно я благодарен Вам! Однако уже почти восемь… Нужно застать графа дома. После я привезу Анри сюда.
- Идите, Рауль, и будьте осторожны.
Кэт проводила юношу до дверей и, закрыв их, пошла готовить комнату для гостей.
Рауль во весь опор мчался по написанному на клочке бумаги адресу, а Анри несколько минут назад снова проснулся. Пошевелив раненой рукой, он не без радости отметил, что боль уже меньше. Юноша осторожно сел на кровати, а затем встал, набросив на себя лежавший на стуле халат. В квартире было тихо.
- Рауль! – позвал д’Эрбле, но ответа не последовало. – Значит, еще не вернулся…
Анри прошел в гостиную и посмотрел на стенные часы. В ту же секунду они пробили восемь раз. Шевалье усмехнулся и, ощутив слабость, вернулся в спальню, где и устроился в кресле.
- Чем я мог насолить королю… - вслух проговорил он, зябко кутаясь в плед: за окном завывал ветер. – Или не я…
Юноша задумался. О том, что его отец – небезызвестный мушкетер Арамис, он же аббат д’Эрбле, герцог д’Аламеда, епископ Ваннский, королю было известно. Это знал еще Мазарини. Да и за прегрешения де Лонгвилей доставалось бы им, ныне здравствующим, или их старшим детям, но никак не Анри, год назад взявшему фамилию родного отца. Сам он вроде бы честно служил мушкетером на благо Людовику и даже успел отличиться в нескольких сражениях. Д’Эрбле думал, вспоминал, размышлял… Вдруг холодной стрелой пронзила его тревожная мысль, поднявшая в душе бурю эмоций…
- Я понял… - от возбуждения Анри заговорил вслух. – Понял… Барон погиб в Локмарийской пещере. Отец был с ним, но после этого исчез… А при них были сокровища. И только немногие знают, что на них построена церковь… Отца нет, он умер в той же пещере по нелепой случайности, несколько лет спустя. А поскольку я публично признал себя его сыном, Людовик полагает, что сокровища у меня… Или не Людовик? При Мазарини затевать возню не стали, а как только он умер… Все сходится. Кто знал о тех сокровищах? Мазарини. Королева… Нет, это невозможно! Людовик. Кажется, все. Последователи кардинала вряд ли еще в Париже, остается король…
Д’Эрбле застыл, не понимая, что делать дальше. Почему все происходит одномоментно – этот вопрос мучил его, но в то же время доказывал вероятную правильность его рассуждений. Король обрубал концы одним ударом топора. Выслать королеву, избавиться от старой гвардии, пополнить казну… Внезапно юноше вспомнилась та женщина, что садилась в карету возле Лувра. И он понял, что это была Луиза де Лавальер. Анри видел ее лишь однажды, на балу Рауль показал другу королевскую фаворитку.
- И от нее избавляется… - прошептал д’Эрбле, вспомнив черную одежду де Лавальер, черную же карету и скорость, с которой она отъехала.
Следовало срочно что-то предпринять, но Анри не чувствовал в себе сил куда-либо идти. Перебравшись на кровать, он вскоре снова уснул.
Подходя к дому де Варда, по странному совпадению находившемуся вблизи Гревской площади, виконт де Бражелон лихорадочно соображал, как лучше выстроить разговор. Так ничего путного и не придумав, он стукнул в дверь.
- Вы к кому? – весьма недружелюбно осведомился выросший на пороге слуга.
- К графу де Варду. Передай ему, что пришел виконт де Бражелон. – Рауля, готового ко всему, не смутил подобный прием.
Дверь захлопнулась, но через пять минут открылась снова.
- Входите, граф сейчас спустится, - не меняясь в лице, сообщил слуга.
Подавив вздох, виконт прошел в дом. Ему было предложено кресло в гостиной. Рауль сел. Слуга забрал у него плащ, шляпу и испарился, не заикнувшись о напитках и фруктах. Юноша все же вздохнул и, поерзав в неудобном кресле, приготовился к долгому ожиданию. Однако де Вард явился через каких-нибудь десять минут.
- Доброе утро, дорогой виконт! Да Вы сидите, сидите, - он пожал руку поднявшемуся было Раулю и сел в соседнее кресло. – Чем обязан?
«Еще спрашивает…», зло подумал виконт, но твердо решил держаться вежливо.
- Я подумал над Вашим предложением, граф, и прибыл сказать, что принимаю его. – Невозмутимо ответил он, и в голосе засквозили отцовские нотки.
- Я в Вас не сомневался, Рауль, - в глазах графа что-то мелькнуло. – Должен Вам признаться, хорошо, что Вы пришли раньше, я и сам собирался навестить Вас. Его Величество поссорились с королевой-матерью и решили выехать раньше.
- Когда же? – виконт был спокоен.
- Завтра вечером. – Де Вард выдержал драматическую паузу. – Однако уже к обеду Вам нужно быть в Лувре.
- Я буду там.
«Решили не тянуть?.. Черт, матушка не успеет мне ответить…», подумал де Бражелон, ощущая неприятный холодок где-то в желудке.
- Замечательно. В таком случае, я должен дать Вам кое-какие указания. Вы должны быть возле покоев королевы-матери в час пополудни. Наденьте форменный плащ, чтобы не возникло затруднений. К Вам подойдут двое, один спросит, как здоровье Ее Величества, на что Вы скажете: «Еще не знаю» и пойдете к ней. Там будет преданная нам фрейлина, которая проведет Вас к Анне Австрийской. И Вы должны будете убедить ее следовать с Вами.
- Но почему я? – побледнел виконт. – И каким образом я смогу ее уговорить?
- Вы, Рауль, потому, что королева знала Вашего отца и его друзей, она поверит Вам. Просто скажите ей, что король отбыл из Парижа, а под окнами дворца собралась толпа и вот-вот полетят камни. В памяти Анны настолько сильны воспоминания о Фронде, что она даже не подойдет к окнам и последует за Вами хоть на край света. А фрейлина Вам подыграет.
Де Бражелон слушал, ужасаясь холодной расчетливости тех, кто все это задумал.
- Я понял, граф. Но позвольте все же пару уточняющих вопросов.
Де Вард кивнул.
- Что в это время будете делать Вы?
- Я… - граф колебался. – Я с некоторыми людьми буду готовить карету Ее Величеству и поеду впереди всех. Вы выведете ее через черный ход и сядете в ее карету, Вам надлежит всегда быть при ней.
- Мне это ясно. И второе: кроме меня и королевы-матери в ее покоях будет только фрейлина? – в деятельном мозгу Рауля уже зрел план.
- Да. Она проведет Вас в спальню, а сама спустя минут пять ворвется, крича о толпе. Еще что-нибудь, виконт?
- Нет, граф, остальное не вызывает у меня вопросов. Я могу быть свободен? – Рауль встал, показывая, что не считает себя человеком подневольным.
- Разумеется, - де Вард позвонил в колокольчик, и слуга тут же внес вещи гостя. – Всего доброго, Рауль, до встречи завтра.
Де Бражелон молча оделся и, коротко кивнув графу, вышел. На улице он, не останавливаясь ни на секунду, зашагал было к дому друга, но, подумав, остановил свободную карету и велел кучеру ехать на Шерш-Миди. Через четверть часа виконт уже отпирал предусмотрительно закрытую утром дверь шевалье.
Анри спал, но от шагов друга сразу же проснулся и резко сел на кровати, побледнев.
- Рауль! Я понял!
- Тише. – Рауль опустился на краешек кровати. – Не двигайся так резко. Я посмотрю твою руку, а потом мы поговорим.
Анри, услышав металл в голосе друга, не стал возражать. Повязка почти не намокла, рана выглядела уже лучше, и виконт забинтовал ее, наложив мазь.
- Начинай, - проговорил он, помогая д’Эрбле надеть рубашку.
Тот, внимательно посмотрев в глаза виконту, рассказал ему о том, до чего додумался, не умолчав и о Луизе.
- Мда. Ты неплохо справился с поставленной задачей! – усмехнулся Рауль. – Вот только по поводу Луизы я не уверен, но меня это не должно волновать… А насчет сокровищ я согласен. Похоже, это то самое! Но мне тоже есть, что рассказать…
По окончании его монолога Анри был бледен, как мел, и нервно теребил здоровой рукой ворот рубашки.
- Значит, завтра… Что ты намерен делать? – после небольшой паузы спросил он.
- О, у меня есть идея! – в глазах Рауля мелькнул огонек. – Мы спасем королеву. Вард сказал, что какое-то время я буду с ней наедине. Так?
- Так, - не мог понять д’Эрбле.
- Я расскажу ей правду. И попрошу выглянуть в окно. – Просто сказал виконт.
- А что… Дельная мысль. Но мне как-то нужно поговорить с королем!
- Вард сказал, что король уезжает вечером. Я же должен увезти королеву после полудня, около часу. Видимо, Людовик хочет убедиться, что она уедет, а, может, сам и не поедет никуда вовсе. В то время, когда я буду у Анны, тебе нужно попасть к королю. Пока вы будете говорить, я приведу королеву, и все станет на свои места.
- Опасно. Но других вариантов я не вижу. Решено! А сейчас нам нужно попасть к твоей знакомой, я волнуюсь за Жаклин.
- Разумеется. Ты сможешь идти?
Анри молча кивнул, вставая с кровати. По телу разлилась неприятная слабость, но он постарался не обращать на это внимание, надел камзол и достал из шкафа мушкетерский плащ. Вскоре друзья уже садились в карету.
Продолжение следует...

0

22

Здорово!))
Ох уж этот двор и эти интриги... :rolleyes: Идея с Кэтти классная)) :cool:

0

23

Кристоф д'Амбре, благодарю, сударь) Идея... О да...
Кэтти, а заметьте, идея, написанная в поезде до Питера, оказалась пророческой... Вы, я, Рауль... М?  :writing:

0

24

Анри,Вы умеете предсказывать будущее!! :shine:

0

25

Кэтти, ну... Есть маленько  :blush:

0

26

Анри, Вы умеете держать читателя в напряжении!

0

27

Браво, дорогой Анри!))))Восхищаюсь каждой главой, невероятно интересно читать, с нетерпением жду продолжения))))Это самое мое любимое произведение у Вас))))
Идея с Кэт просто великолепна!)))

0

28

Вивьен де Брольи, стараюсь)) Детектив же))
Мари де Шеврез, вгоняете в краску прямо-таки! Польщен и премного благодарен! Стараюсь не разочаровать любимых читателей!)))  :love:

0

29

Анри! Сил больше нет! Нетерпеливый гасконец ждет развязки!!! И волнуется за дочку :stupor:
Вы изумительно пишете, дорогой мой, очень интересно. Вас надо публиковать!)))))))) :yep:

0

30

Анри, я согласен... тьфу, то есть согласна с д`Артаньяном!)
*5 утра, лежит, читает Заговор*
-Садились в карету? И все? Аааааа, хочу продолжееение!
))))

0


Вы здесь » Мушкетерское движение » Наши фики » Заговор


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC