Мушкетерское движение

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мушкетерское движение » Франция » Ла-Рошель


Ла-Рошель

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Осада Ла-Рошели — важное военное и историческое событие времён царствования Людовика XIII, явившееся результатом войны между королевскими войсками и гугенотами Ла-Рошели в 1627—1628 годах, эпизод англо-французской войны 1627-1629 годов.
Нантский эдикт Генриха IV предоставил французским гугенотам обширные права. Город Ла-Рошель стал буквально крепостью гугенотов, пользовавшейся, к тому же, полным самоуправлением.
После восстания гугенотов под предводительством Анри де Рогана в 1625 году, Людовик XIII, преемник Генриха IV, объявил гугенотам войну. Первый министр Людовика, кардинал Ришельё объявил подавление восстания протестантов главным приоритетом королевства.
Поддержка осаждавших голландцами

Между тем, католическое французское правительство арендовало корабли у протестантского города Амстердам, для того чтобы захватить протестантский город Ла-Рошель. Это происшествие привело к дебатам в городском совете Амстердама относительно того, будет ли разрешено проводить католические проповеди на борту принадлежащих протестантам кораблей. В проведении проповедей французам вскоре было отказано. Голландские корабли переправили французских солдат к Ла-Рошели. Франция получила голландскую поддержку из-за того, что являлась союзником Голландии в борьбе против Габсбургов.

Английская поддержка восставших

Восставших поддержал английский король Карл I, выслав им в поддержку флот из 80 кораблей под началом своего фаворита, Джорджа Виллерса, 1-го герцога Бэкингема. В июне 1627 года Бэкингем организовал высадку 6 000 солдат на Иль-де-Ре, чтобы оказать помощь гугенотам. Однако, хотя остров являлся укреплением протестантов, его жители не присоединились напрямую к восстанию.
Осада

В сентябре 1627 года королевские войска осадили Ла-Рошель, бывшую в то время самой укреплённой крепостью гугенотов и центром их сопротивления. В отсутствие короля при осаде, обязанности главного командира исполнял кардинал Ришелье.
На острове Рэ англичане попытались взять штурмом небольшой форт Святого Мартина, но были отбиты. Небольшим французским лодкам удавалось осуществлять снабжение форта несмотря на английскую блокаду. Со временем, у Бэкингема окончились деньги и поддержка, в его армии начались болезни. Последний штурм также был отбит, причём с большими потерями. Армии пришлось остаться на кораблях.
Попытки снятия осады англичанами

В сентябре 1628 года другой английский флот снова попробовал снять блокаду с города. Однако, после бомбардировок французских позиций, флоту пришлось отступить. Этот факт окончательно подорвал веру ларошельцев в свою победу и 28 октября 1628 года город капитулировал.
Жители Ла-Рошели под предводительством мэра Жана Гиттона сопротивлялись в течение 14 месяцев, во многом благодаря поддержке англичан. За время осады из-за военных потерь, голода и болезней население города уменьшилось с 27 000 до 5 000 человек.
Капитуляция, на которую пошли ларошельцы, была безоговорочная. Согласно требованиям мирного договора, подписанного в Але, гугеноты потеряли право территориального, политического и военного самоуправления (в том числе право владеть укреплёнными районами: все укрепления Ла-Рошели были срыты), но сохранили свободу вероисповедания, гарантированную Нантским эдиктом.
Известно, что французский философ Рене Декарт посетил место осады в 1627 году.

0

2

Осада Ла-Рошели.



Предисловие.

При словах «осада Ла-Рошели» сразу же вспоминается великий французский писатель – Александр Дюма-отец. В самом деле, кто не помнит совет д’Артаньяна, Атоса, Портоса и Арамиса в бастионе Сен-Жерве? А происки коварного Ришелье и безумства герцога Бэкингэма? Но, как ни странно, почти никто не знает подробностей самой осады. Меж тем, история осады этого протестантского города не менее интересна, чем приключения четверки отважных мушкетеров, здесь были и предательство, и ненависть, и глупость, и самопожертвование. При ближайшем рассмотрении герцог Бэкингэм предстает не галантным кавалером, а тщеславным и воинствующим глупцом, в свою очередь Ришелье – умелым администратором и полководцем.

Кардинал Ришелье

В русскоязычной литературе по данной теме кроме уже упомянутого Дюма и вышедшей в 2006 году книги Энтони Леви «Кардинал Ришелье» нет ничего, обычно сразу же после рассмотрения англо-испанского противостояния на море исследователи почему-то сразу же переходили к англо-голландским войнам. На западе вышло несколько научных статей по осаде Ла-Рошели, из которых можно отметить исследование Пьера Микеля «Религиозные войны», опубликованное в 1980 году. Мы попытались собрать воедино все сведения об осаде Ла-Рошели и представить их на суд читателю.

Истоки конфликта.

Варфоломеевская ночь разделила Францию на два непримиримых лагеря – католиков и протестантов. Началась эпоха долгих и кровопролитных религиозных войн, захвативших царствования Карла IX, Франциска III и Генриха III. Конец братоубийственной войне положил только Великий Беарнец – Генрих IV, который принял Нантский эдикт, согласно которому протестанты получали несколько городов на территории Франции и имели право содержать свои войска. После убийства короля религиозным фанатиком Равальяком хрупкое перемирие между религиозными партиями  в одночасье разрушилось. Теперь кальвинисты стали «пятой колонной» в государстве, они получали поддержку от Испании и Англии, которые были заинтересованы ослаблении Франции. Получилось, что протестантские религиозные общины образовали государство в государстве. В начале 1611 года в Сомюре собрались лидеры протестантов, на конференции стоял вопрос – что делать дальше? Партия «осторожных» во главе с любимцем Генриха IV - Дюплесси-Морнэ - считала, что необходимо признать новую власть и сотрудничать с королем. «Непримиримые» под руководством герцога Анри де Рогана выступали за прямой конфликт с государством. В 1616 году Беарн, маленькое королевство, населенное преимущественно протестантами, был провозглашен личным владением короля Людовика XIII, таким образом, потерял свою независимость. Совет Беарна, состоящий сплошь из «непримиримых», отказался ратифицировать это решение. В 1620 году Людовик вошел в Беарн с 20-тысячным войском, разогнал Совет, а на его месте создал Парламент, состоящий сплошь из католиков. Протестанты посчитали это нарушением Нантского эдикта и начали военные действия. Вскоре запылал Лангедок, а потом восстала и Ла-Рошель.

В апреле 1621 года Людовик XIII подошел к протестантским крепостям Сомюр и Туар, которые сдались без сопротивления. Армия двинулась дальше, город Сен-Жан д’Анжели оказал королевским войскам сопротивление, но через две недели был взят. За неповиновение король решил город его привилегий и приказал разрушить стены. Вскоре Людовик подошел к Монтобану, который так же отказался открыть ворота. Началась осада, которая была прервана из-за эпидемии в королевской армии. Войска поспешно покинули окрестности города.

Король и Ришелье делают рекогносцировку у Ла-Рошели

Вследствие этого Роган остался хозяином Лангедока. Он устроил свою штаб-квартиру в крепости Андюз, откуда управлял всем краем. Герцог Субиз, ближайший сподвижник Рогана, обосновался в Ла-Рошели – оплоте протестантов на атлантическом побережье, откуда протестантские отряды несколько раз совершали грабительские походы к городам Пуату. Такое положение вещей не устраивало короля Людовика. Королевская армия выбила протестантов из Гиени, захватив все принадлежавшие им города. У стен Монпелье «непримиримые» пошли на переговоры – согласно решению ассамблеи король обязал протестантов срыть все укрепления своих городов и даровал им амнистию. Но мир, заключенный в Монпелье, оказался лишь передышкой.

В 1624 году королевский совет, в который вошел новый первый министр Франции – Жан-Арман дю Плесси, кардинал де Ришелье – постановил захватить Кастр в Лангедоке и остров Рэ, находившийся на выходе из гавани Ла-Рошели.

Гавань Ла-Рошели

Отряд герцога де Субиза, пытавшийся помешать королевским войскам под командованием Жана де Сен-Бонне, маркиза де Туара высадиться на острове, был разбит наголову. 15 сентября 1625 года французский гарнизон занял крепость Сен-Мартен-ля-Рэ, захватил острова Рэ и Олерон. Французскому флоту под командованием герцога Монморанси удалось захватить несколько кораблей протестантов, но герцог Субиз сумел бежать в Англию. Англичане, уже давно поддерживавшие протестантов, решили открыто вмешаться в конфликт. Этому поспособствовал французский губернатор Гиени, герцог д’Эпернон, который захватил в Бордо британский торговый флот с годовым запасом кларета (красное полусладкое вино) на борту. В ответ разъяренный Карл I приказал арестовать все французские корабли, многие из которых были захвачены в Ла-Манше.

Остров Рэ.

В начале 1627 года Англия объявила себя защитницей французских протестантов. В марте началась подготовка экспедиции в Ла-Рошель, которую возглавил любимец короля Карла I – герцог Бэкингэм. Планировалось выбить французский гарнизон с островов Рэ и Олерон, деблокировать Ла-Рошель и захватить плацдарм на побережье Франции. Герцог Субиз принимал активнейшее участие в разработке операции.

Бастионы Ла-Рошели

27 июня 1627 года армада из 15 кораблей и 50 транспортов покинула Портсмут и отправилась к Ла-Рошели. Главой экспедиции был назначен герцог Бэкингэм, в состав военной эскадры входили «Триумф» (флагман, флаг герцога Бэкингэма), «Рипалс» (вице-адмирал лорд Линдсей), «Вэнгард» (сэр Джон Бург), «Виктори» (контр-адмирал лорд Харви), «Рейнбоу», «Уорспайт», «Нонсач», «Эспиранс», «Лайон» и шесть малых судов. На торговые было загружено 8000 солдат. Около Дюнкерка к отряду присоединилась голландская эскадра из 10 кораблей. По замыслу Бэкингэма он должен был выгрузить войска в Ла-Рошели и проследовать в Бордо, где все еще стоял арестованный флот торговых судов, но эти планы нарушились. Мэр Ла-Рошели, Жан Гиттон, не дал англичанам высадить войска в городе, сообщив, что поддержит их только тогда, когда те возьмут Рэ и Олерон.

Утром, 20 июля 1627 года флот Бэкингэма появился у острова Рэ. В цитадели Сен-Мартен-ля-Рэ занял оборону гарнизон из 1000 солдат и 12 орудий под командованием маркиза Туара. Солдаты были рассредоточены между двумя бастионами – собственно Сен-Мартен и Ля-Пре, последний еще не был готов к осаде, на нем велись строительные работы.

21 июля англичане обстреляли бастионы и высадили 2000 человек на восточной части острова, у Сбалансо, расположенной ближе всего к Ла-Рошели. Туара, обладавший слишком малыми силами, не смог предотвратить десант. Шесть дней кровопролитных боев заставили Туара сосредоточить оставшиеся войска (800 человек) в Сен-Мартене, отдав остальной остров противнику. В Ля-Пре заперся небольшой отряд французов из 30 человек. На один день стороны заключили перемирие, чтобы похоронить убитых, среди них был и родной брат Туара. Гарнизон на острове оказался блокированным как с суши, так и с моря, практически без провизии и боеприпасов. В отчаянной попытке получить помощь от короля французский генерал отправил вплавь через пролив 3 добровольцев, которые должны были добраться до лагеря французской армии, подошедшей к Ла-Рошели и сообщить о бедственном положении гарнизона. Доплыл лишь один, остальные были либо убиты, либо взяты в плен. Ришелье, извещенный о том, что Туара еще держится, срочно снарядил небольшой отряд из 15 пинасов с продовольствием, тринадцати из них 7 сентября удалось прорваться к бастиону с помощью высокого прилива. Англичане, совсем не ожидавшие таких действий, не смогли помещать французам. Тем временем осаждающие выгрузили пушки и установили батареи напротив Сен-Мартена. Ошибкой Бэкингэма стало то, что он вначале запретил своим подчиненным рыть траншеи, усмотрев в этом трусость, из-за чего от пуль французских солдат погибло много англичан.

Баркасы на помощь Туара

12 сентября к герцогу прибыло подкрепление из Англии – 1500 ирландцев под командованием Ральфа Бинглея. В конце концов, решили снять с кораблей дополнительно 500 матросов и общими силами атаковать форт Ля-Пре, однако почему-то приказ был отменен. В этот момент в Ля-Пре находилось всего лишь 30 французских солдат. Англичане так же начали испытывать проблемы с продовольствием, из-за сезона штормов суда с припасами не могли выйти из портов.

7 октября французы решили еще раз послать подкрепление и провизию на остров. В этот раз англичане смогли перехватить их и захватить 10 мелких судов из 35-ти. Ришелье и маршал Шомберг, прибывшие в расположение французской армии под Ла-Рошелью, понимали, что Туара вряд ли продержится до конца года, поэтому в их голове созрел хитрый план – перебросить с Олерона 6000 солдат и 300 кавалеристов при 6 пушках на остров Рэ и ударить по англичанам с тыла. Узнавшие об этих планах британцы не на шутку испугались – на военном совете все требовали уйти обратно в Англию, объясняя это тем, что помощь из Портсмута и Амстердама так и не вышла. Утром, 6 ноября Бэкингэм решил предпринять генеральный штурм Сен-Мартена. 3000 солдат и 700 матросов пошли на приступ, у Туара было около 1200 человек, из которых 600 – ветераны осады. Солдаты герцога смело преодолели простреливаемое пространство и ринулись к стенам форта, держа в руках лестницы. Но все осадные лестницы оказались очень короткими, растерявшиеся войска сгрудились около стен, расстреливаемые со всех сторон бойцами Туара. Потеряв около 500 человек британцы побежали.

Ночью 8 ноября Шомберг с 3000 солдат высадился на севере острова Рэ. К своему величайшему удивлению он обнаружил, что англичане покидают остров и атаковал их отходящие части. Потери войск Бэкингэма составили более «2000 солдат, среди которых: 5 подполковников, 3 полковника, 250 капитанов, 20 родовитых дворян, 4 мортиры и 60 флагов, которые были привезены в Париж Клодом де Сен-Симоном и с гордостью повешены в сводах собора Парижской Богоматери»[1].

Осада Ла-Рошели.

Королевская армия подошла к городу в августе 1627 года. 30 тысяч человек при 48 орудиях под номинальным командованием Гастона Орлеанского[2], брата короля охватила Ла-Рошель плотным кольцом из 11 деревянных башен и 18 редутов. Главным руководителем осады был кардинал Ришелье. Первый министр привлек к осаде маршалов Луи де Марийака, Бассомпьера, Шомберга. Ришелье требовал максимально эффективного управления войсками и вспомогательными отрядами, на места администраторов и квартирмейстеров он, пользуясь своей церковной властью, широко привлекал способных священнослужителей. К примеру, широко известный духовник короля – отец Жозеф, наладил эффективнейшую разведывательную службу, от которой он знал даже малейшие подробности жизни в осажденной крепости. По плану королевского архитектора Метезо было решено отрезать Ла-Рошель от моря. Поперек гавани, вне досягаемости от городских орудий, начали строить полуторакилометровую дамбу из булыжников, скальной породы, старых кораблей, вооруженных пушками, стоящими на прикрепленных к дамбе плавающих платформах. По плану дамба должна была иметь один небольшой, но сильно защищенный вход, способный пропустить только малоразмерные суда. Для постройки дамбы было привлечено 4000 парижских рабочих, которым посулили большое вознаграждение. К январю сооружение было построено и Ла-Рошель оказалась отрезанной от моря. 10 января из Парижа к осажденному городу приехал Ришелье, получивший чин «генерала армии короля при Ла-Рошели и в окружающих провинциях».

С продовольствием в городе становилось туго и Жан Гиттон решил выпустить из крепости женщин, стариков и детей, чтобы они не испытывали больше мук осады. Королевские войска не разрешили им покинуть кольцо окружения, в результате они бродили между противоборствующими сторонами, побираясь и постепенно умирая от случайных пуль и голода.

12 марта 1628 года была предпринята попытка сделать пролом в крепостной стене у ворот Порт-Мобек, через которые в осажденный город проходили лодки с солью. 5 тысяч человек были готовы после подрыва ринуться на штурм, но группа подрывников заблудилась в темноте и приступ был отложен. Это склонило Ришелье и маршалов к тому, что ла-рошельцам лучше «подохнуть с голода, а не от пуль». В начале мая к городу подошел английский флот из более чем ста судов, но все его действия ограничились перестрелкой с батареями дамбы. Ничего не добившись англичане ушли домой 18-го числа. Протестанты возлагали большие надежды на новый флот, который готовил к выходу Бэкингэм, но 23 августа герцог  был убит Джоном Фельтоном. Тем не менее, 28 сентября к Ла-Рошели подошел английский отряд из 114 кораблей, который завязал перестрелку с дамбой. Боевые действия продолжались до 4 октября, когда разразился шторм, и англичане отступили. К этому времени Ла-Рошель уже полностью исчерпала средства к обороне, от голода и обстрелов умерло не менее 13 тысяч горожан. 28 октября 1628 года город сложил оружие, протестанты согласились на безоговорочную капитуляцию. В момент сдачи в городе находилось не более 150 солдат, способных носить оружие, и всего 5400 жителей из 28 тысяч. По статьям соглашения, заключенного с горожанами, Ла-Рошель становилась католическим городом, а крепостные стены должны были быть срыты[3].

Заключение.

В тот момент, когда Ришелье осаждал Ла-Рошель, в Лангедоке войска принца Конде сражались с Анри де Роганом. В сентябре 1628 года Роган, терпящий одно поражение за другим, начал тайные переговоры с Испанией о помощи. В результате с молниеносной быстротой возникла антифранцузская лига в составе Англии, Испании, Савойи и Лотарингии. Быстрое падение Ла-Рошели помешало этому протестантскому  конгломерату начать активные боевые действия против Людовика XIII. 1 ноября король торжественно вошел в покоренную Ла-Рошель, 10 ноября, убедившись, что осада закончилась поражением протестантов, уплыл домой английский флот. 20 мая 1629 года был подписан мир с Англией.

14 мая Людовик XIII осадил Прива, первую крепость гугенотов в Лангедоке. 19-го туда прибыл Ришелье, а 21-го крепость капитулировала. Далее шли Юзес, Кастр, Ним, Монтобан. Видя, что дело проиграно, герцог де Роган согласился начать переговоры о мире. 28 июня в Але был подписан эдикт о примирении. Он предусматривал всеобщую амнистию, но все укрепления и стены должны были быть разрушены жителями за их счет, в города возвращались католические миссии. Роган получил 300 тысяч ливров в возмещение ущерба, но на некоторое время был отправлен в ссылку.

Королевская власть на территории Франции упрочилась.

Послесловие.

В январе 1626 года Ришелье добился, чтобы его назначили генеральным суперинтендантом по торговле и министром по морским делам. В октябре этого же года кардинал настоял на снятии со своих должностей герцогов Монморанси и Гиза, допустивших многочисленные беззакония в управлении вверенными им эскадрами. Еще в 1625 году у Франции не было ни одного корабля (исключая 10 галеонов в Средиземном море), но уже на следующий год началось усиленное строительство торговых судов, имевших небольшое вооружение. После осады острова Рэ было принято решение отдельно строить и военный флот. В начале 1627 года Ришелье разместил заказы на постройку 18 военных кораблей на верфях Нормандии и Бретани. Вскоре еще 6 линкоров заказали в Голландии. В конце года заказ был пересмотрен в сторону увеличения – требовалось уже 12 кораблей. Во время осады Ла-Рошели военный флот Франции насчитывал уже 35 кораблей, правда, пока еще не боеготовых. К 1635 году Франция обладала тремя боеспособными эскадрами (52 корабля) в Атлантике и Канале.

Гордость французского флота - 68-пушечный галеон "Коронн", построенный по заказу Ришелье во Франции, на верфи Ла-Рош Бернар корабельных дел мастером Шарлем Мориенном.

31 марта 1626 года при ярой поддержке Ришелье четырьмя торговыми компаниями было создано «Морбианское товарищество», получившее государственную монополию на торговлю с Восточной и Западной Индией, Канадой и Левантом. Был заново отстроен торговый порт Сен-Мало, где быстро построили большую (45 кораблей) китобойную флотилию. Таким образом, кардинала Ришелье с полным правом можно считать отцом-создателем французского военного и торгового флотов. Осада Ла-Рошели показала, что пока Франция не будет обладать сильным флотом, ее побережье всегда будет уязвимо для атак англичан и голландцев. Великий кардинал выбил из Генеральных штатов увеличенный бюджет на флот. Ришелье приглашал из Голландии капитанов и корабельных мастеров, посылал на учебу в Англию и Нидерланды французских волонтеров, привлекал инженеров и архитекторов к разработке новых кораблей[4].

К сожалению. Жану-Арману дю Плесси не удалось в полной мере насладиться результатами своих трудов, французский военный флот достиг своего рассвета в 1680-х годах. Многие историки считают, что в этом только лишь заслуга Кольбера. Ничуть не умаляя заслуг министра Людовика XIV можно сказать, что все же базу для столь внезапного и блистательного появления французского флота на сцене подготовил именно Жан-Арман дю Плесси, кардинал де Ришелье, первый министр Франции.

[1] Александр Дюма «Три мушкетера». Сообщая эти данные, великий романист был абсолютно точен.

[2] Фактическое командование осуществлял герцог Ангулемский.

[3] После утверждения королевской власти в Ла-Рошели Ришелье отменил уничтожение стен. «Нам еще не раз понадобятся крепкие стены этого города» - убеждал кардинал Людовика XIII.

[4] Действия Ришелье очень напоминают действия русского царя Петра I. Ну, только  заграницу переодетым не выезжал.

0

3

«Три мушкетера»

Часть II. ОСАДА ЛА-РОШЕЛИ

Осада Ла-Рошели явилась крупным политическим событием царствования Людовика XIII и крупным военным предприятием кардинала. Поэтому интересно и даже необходимо сказать о ней несколько слов; к тому же некоторые обстоятельства этой осады так тесно переплелись с рассказываемой нами историей, что мы не можем обойти их молчанием.
Политические цели, которые преследовал кардинал, предпринимая эту осаду, были значительны. Прежде всего мы обрисуем их, а затем перейдем к частным целям, которые, пожалуй, оказали на его высокопреосвященство не менее сильное влияние, чем цели политические.
Из всех больших городов, отданных Генрихом IV гугенотам в качестве укрепленных пунктов, теперь у них оставалась только Ла-Рошель. Следовательно, необходимо было уничтожить этот последний оплот кальвинизма, опасную почву, взращивавшую семена народного возмущения и внешних войн.
Недовольные испанцы, англичане, итальянцы, авантюристы всех национальностей, выслужившиеся военные, принадлежавшие к разным сектам, по первому же призыву сбегались под знамена протестантов, образуя одно обширное объединение, ветви которого легко разрастались, охватывая всю Европу.
Итак, Ла-Рошель, которая приобрела особое значение после того, как пали остальные города, принадлежавшие кальвинистам, была очагом раздоров и честолюбивых помыслов. Более того, порт Ла-Рошель был последним портом, открывавшим англичанам вход во французское королевство, и, закрывая его для Англии - исконного врага Франции, - кардинал завершал дело Жанны д'Арк и герцога де Гиза.
Поэтому Бассомпьер, бывший одновременно и католиком и протестантом: протестантом по убеждению и католиком в качестве командора ордена Святого Духа, - Бассомпьер, немец по крови и француз в душе - словом, тот самый Бассомпьер, который при осаде Ла-Рошели командовал отдельным отрядом, говорил, стреляя в головы таких же протестантских дворян, каким был он сам:
"Вот увидите, господа, мы будем настолько глупы, что возьмем Ла-Рошель".
И Бассомпьер оказался прав: обстрел острова Рэ предсказал ему Севенские драгонады, а взятие Ла-Рошели явилось прелюдией к отмене Нантского эдикта.
Но, как мы уже сказали, наряду с этими планами министра, стремившегося все уравнять и все упростить, с планами, принадлежащими истории, летописец вынужден также признать существование мелочных устремлений возлюбленного мужчины и ревнивого соперника.
Ришелье, как всем известно, был влюблен в королеву; была ли для него эта любовь простым политическим расчетом, или же она действительно была той глубокой страстью, какую Анна Австрийская внушала всем окружавшим ее людям, этого мы не знаем, но, так или иначе, мы видели из предыдущих перипетий этого повествования, что Бекингэм одержал верх над кардиналом и в двух или трех случаях, а в особенности в случае с подвесками, сумел благодаря преданности трех мушкетеров и храбрости д'Артаньяна жестоко насмеяться над ним.
Таким образом, для Ришелье дело было не только в том, чтобы избавить Францию от врага, но также и в том, чтобы отомстить сопернику; к тому же это мщение обещало быть значительным и блестящим, вполне достойным человека, который располагал в этом поединке военными силами целого королевства.
Ришелье знал, что, победив Англию, он этим самым победит Бекингэма, что, восторжествовав над Англией, он восторжествует над Бекингэмом и, наконец, что, унизив Англию в глазах Европы, он унизит Бекингэма в глазах королевы.
Со своей стороны, и Бекингэм, хоть он и ставил превыше всего честь Англии, действовал под влиянием точно таких же побуждений, какие руководили кардиналом: Бекингэм тоже стремился к удовлетворению личной мести. Он ни за что в мире не согласился бы вернуться во Францию в качестве посланника - он хотел войти туда как завоеватель.

0

4

Англо-французская война 1627—1629 годов являлась частью Тридцатилетней войны, состояла в основном из боевых действий на море. Центральной частью конфликта была французская осада Ла-Рошели, во время которой Англия поддерживала французских гугенотов, воевавших в 1627-1628 годах против французских правительственных войск.
Предыстория

Конфликт последовал за крахом англо-французского альянса 1624 года, когда Англия пыталась найти во Франции союзника против растущей мощи Габсбургов: с приходом в 1624 году к власти кардинала Ришельё политика Франции пошла в другом направлении. В 1625 году Ришельё использовал английские корабли против гугенотов Сен-Мартен-де-Ре, что вызвало возмущение в Англии.
С 1625 года Ришельё начал бороться за строительство во Франции военно-морского флота. Так как Англии уже приходилось делить монополию на морскую торговлю с Испанией и Нидерландами, то фактически правивший Англией герцог Бекингем посчитал жизненно необходимым для Англии сорвать выполнение программы Ришельё в области морского строительства. В июне 1626 года во Францию был отправлен Уолтер Монтэгу, чтобы наладить контакты с мятежными дворянами, и с марта 1627 года он начал организовывать восстание во Франции. Планировалось, что как только во Франции вновь восстанут гугеноты во главе с герцогом Анри де Роганом и его братом Бенжаменом де Субизом, то английский флот придёт им на помощь.
Ришельё попытался нормализовать отношения с Лондоном, направив через Ла-Манш осенью 1626 года дипломатическую миссию во главе с маршалом Бассомпьером, но она не ликвидировала возраставшего напряжения во франко-английских отношениях. В ноябре 1626 года д'Эпернон захватил в Бордо английский флот с годовым запасом кларета на борту, спровоцировав ответный выпад Англии, приказавшей арестовать все французские корабли (многие из которых были захвачены в Ла-Манше). Ришельё пришёл к убеждению, что войны с Англией не избежать. Наиболее вероятным театром военных действий казалась Ла-Рошель, и потому он распорядился принять меры по усилению охраны Атлантического побережья Франции.
Подготовка к войне

В дипломатическом плане Ришельё старался укрепить отношения с Соединёнными Провинциями, а также предотвратить заключение англо-испанского союза, в результате чего в январе-марте 1627 года Мадрид стал центром активного противоборства французской и английской дипломатий. В конце-концов верх одержала дипломатия Ришельё, и 20 апреля 1627 года в Мадриде был заключён новый франко-испанский союз, предполагавший взаимное оказание помощи в случае войны с третьей державой (хотя эта держава прямо не называлась, всем было ясно, что речь шла об Англии).
Ришельё смотрел на вещи трезво, и многого от Мадридского договора не ждал, так как понимал, что в глубине души правительство Филиппа IV желало бы поражения Франции в возможной войне с Англией. Тем не менее, договор давал какие-то гарантии от совместного выступления двух держав против Франции. Французские гугеноты оценили Мадридский договор как прелюдию к новым гонениям против них со стороны центрального правительства.
В мае 1627 года Ришельё получил от своих шпионов информацию о том, что на английские корабли грузят зерно. Он сам сосредоточил в Пуату армию, генералом которой значился Гастон, брат короля, однако реальное командование осуществлял герцог Ангулемский. Было ясно, что действия англичан будут направлены против Ла-Рошели и расположенных у входа в её бухту островов Иль-де-Ре и Олерон. Ришельё организовал их оборону, выделяя на необходимые нужды собственные средства, и потратил в общей сложности около двух миллионов ливров, к которым он добавил четыре миллиона, собранных как частные пожертвования.
Экспедиция к Иль-де-Ре

Герцог Бекингем
19 июня Бекингем отдал приказ об отправке в Ла-Рошель нескольких пехотных полков, ошибочно полагая, что там их ждёт радушный приём. Корабли должны были высадить гарнизон и отправиться дальше, чтобы освободить английские суда с грузом вина, стоявшие в Бордо. 27 июня флот Бекингема в составе 98 кораблей (из которых 74 были боевыми, а остальные везли припасы) вышел из Портсмута. На кораблях находился экспедиционный корпус численностью от 8 до 10 тысяч человек. Цель столь внушительной экспедиции официально объявлена не была, однако у Бекингема были совершенно определённые инструкции Карла I: захватить острова у входа в бухту Ла-Рошели и вызвать новый мятеж гугенотов.
О выходе английского флота в Париже стало известно 30 июня, немного позже был получен рапорт, что корабли уже стали видны из Бреста. Людовик XIII и Ришельё ещё 28 июня выехали из Парижа на юго-запад, но Людовик почувствовал сильное недомогание во время остановки в Вильруа, и Ришельё пришлось действовать самому. Чтобы освободить короля от забот и дать возможность Ришельё сосредоточиться на обороне побережья, рассмотрение общих вопросов было передано Марии Медичи, за военные приготовления стал отвечать Шомбер, а командование армией, нацеленной на Ла-Рошель было передано герцогу Ангулемскому.
25 июля 1627 года английские корабли появились у берегов острова Иль-де-Ре, трёхтысячный гарнизон которого под командованием маршала де Туара был рассредоточен по двум фортам — Сен-Мартен и Ла-Пре. Не сумев отразить высадку десанта, губернатор острова был вынужден сосредоточить все силы в форте Сен-Мартен-де-Ре (Ла-Пре не был готов к обороне), который англичане взяли в кольцо.
В сентябре 1627 года с острова сумел пробраться на берег гонец, который доставил королю послание де Туара, гласившее, что без надлежащей поддержки гарнизон не сможет продержаться далее 8 октября. Ришельё приказал временно реквизировать все торговые суда, оказавшиеся на Атлантическом побережье Франции, вооружить их и отправить в район военных действий, а смельчаку-капитану, который сумеет доставить осаждённому гарнизону Сен-Мартена необходимое продовольствие, была обещана премия в сумме 30 тысяч ливров. 7 сентября, воспользовавшись высоким приливом, флот из 15 небольших судов с продовольствием вышел в путь, и тринадцать кораблей сумели прорваться к форту. Во время следующего высокого прилива, 7 октября, англичане были во всеоружии, но 25 судов из 30 всё равно вновь сумели прорваться к форту.
В английской армии моральный дух падал с каждым днём. Не хватало продовольствия, росло число больных. Чтобы встряхнуть своих солдат, Бекингем бросил их 20 октября на штурм Сен-Мартена, но потерпел неудачу, понеся значительные потери. Ришельё тем временем задумал смелый план переброски подкреплений на Иль-де-Ре с острова Олерон. Предупреждённые и напуганные англичане в ночь с 5 на 6 ноября предприняли ещё одну отчаянную попытку захватить форт Сен-Мартен, но вновь потерпели крупное поражение. На следующий день Бекингем поспешно эвакуировал свои войска. Большая часть снаряжения английского экспедиционного корпуса, лошади, 4 пушки и 44 брошенные англичанами при отступлении знамени достались французам.
Экспедиции к Ла-Рошели

Осада Ла-Рошели (карта). (Жак Калло, 17-й век)
10 сентября 1627 года гугеноты Ла-Рошели начали боевые действия против королевской армии. 11 сентября в армию прибыл оправившийся от болезни Людовик XIII. Началась затянувшаяся на два с лишним года осада Ла-Рошели. В дополнение к укреплениям на суше Ришельё распорядился построить в бухте Ла-Рошели плотину, которая бы полностью блокировала город с моря. Строительство плотины началось 30 ноября 1627 года и закончилась в марте 1628 года.
8 мая 1628 года из Портсмута вышел английский флот в составе 53 кораблей, среди которых 20 были вспомогательными. Флотом командовал Уильям Фейлдинг, граф Денби, которому была поставлена задача: прорваться к Ла-Рошели и доставить осаждённым продовольствие. Подойдя к Ла-Рошели неделю спустя, Фейлдинг был шокирован: он, разумеется, слышал о какой-то плотине, возведённой по приказанию Ришельё, но не предполагал, что это так серьёзно. Так как пройти сквозь неё не было возможности, то он попытался разрушить плотину артиллерийским огнём, но обстрел не принёс ожидаемых результатов, зато французские батареи серьёзно беспокоили англичан. У одной из французских пушек, как простой канонир, стоял сам Людовик XIII.
16 мая Фейлдинг попытался поджечь и прорвать плотину брандером, но и эта попытка была сорвана французской артиллерией. Спустя два дня английский флот, к полному изумлению французов и к отчаянию защитников Ла-Рошели, вышел в открытое море и взял курс к берегам Англии. Мотивы поступка Фейлдинга до сих пор остаются загадкой для историков, выдвигаются самые разные версии — от неверно понятого приказа до подкупа агентами Ришельё.
Самолюбивый Карл I тут же приступил к снаряжению новой экспедиции, командовать которой вновь был назначен Бекингем. Однако намерения короля неожиданно встретили самое решительное сопротивление в английском обществе. Бекингема обвиняли в том, что он втягивает Карла I в рискованную и дорогостоящую авантюру. Начался откровенный саботаж готовящейся экспедиции; свою лепту в организацию этого саботажа вносили и французские агенты. Тем не менее в конце июля 1628 года Бекингем прибыл в Портсмут, чтобы лично возглавить подготовительные работы. С его приездом дело стало продвигаться успешно, но 23 августа он был убит английским пуританином Джоном Фельтоном.
17 сентября 1628 года флот, которым был назначен командовать Роберт Бертай, граф Линдси, покинул берега Англии и 28 сентября прибыл к Ла-Рошели. Очень быстро англичане убедились в прочности французских укреплений, кроме того у них было всего 6 тысяч пехотинцев против 20 тысяч человек французской королевской армии. В течение нескольких дней Бертай изучал обстановку, затем предпринял безуспешные попытки втянуть слабый французский флот в сражение, но в конечном счёте ему не осталось ничего иного, как последовать примеру Фейлдинга. 3 октября англичане начали обстрел плотины, пытаясь пробить в ней брешь. В ответ французская береговая артиллерия и орудия фортов острова Иль-де-Ре начали обстрел английских кораблей, Людовик XIII вновь превратился в старательного канонира. Только за один день артиллеристы с обеих сторон выпустили в общей сложности 5 тысяч ядер. 4 октября стрельба продолжилась с той же интенсивностью, причём преимущество французов было очевидным: они наносили англичанам ощутимый урон, в то время как те расходовали ядра для разрушения плотины, так и не преуспев в этом. Неудачей закончилась и попытка разрушить плотину с помощью брандеров.
Поняв, что у него нет никаких шансов выполнить поставленную задачу, Роберт Бертай, сделав всё от него зависящее, отправил к Ришельё парламентёра с просьбой к Людовику XIII от имени Карла I проявить снисхождение к его мятежным подданным — защитникам Ла-Рошели. При содействии Ришельё Бертай через своего представителя передал ларошельцам совет вступить в мирные переговоры с их законным сюзереном. Исполнив свой последний долг, Бертай приказал поднять паруса и взять курс к берегам Англии.

0

5

Может, уже и всю войну отыграем, а? Я увлекся)))))

0

6

Атос, а давайте))

0

7

http://www.ljplus.ru/img3/a/n/antoin/LaRochelleSiegeMap.jpg

0


Вы здесь » Мушкетерское движение » Франция » Ла-Рошель


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC